“ ИА REGNUM ”
Строительство оборонительных сооружений в Чувашии: факты и заблуждения

| Время чтения 20 мин

Аннотация

В статье рассмотрены наиболее дискуссионные вопросы истории строитель­ства оборонительных сооружений на территории Чувашской АССР в годы Великой Отече­ственной войны. Показываются многочисленные разночтения в фактическом материале, при­водимом современными исследователями по различным аспектам строительства Сурского оборонительного рубежа и Казанского обвода.

22 июня 2021 года в Чебоксарах состоялась межрегиональная научно-практическая конференция «Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей — трудовой подвиг народов Поволжья». Чувашский государственный институт гуманитарных наук (ЧГИГН) подготовил сборник статьей участников конференции. ИА REGNUM публикует материал Евгения Касимова, кандидата исторических наук старшего научного сотрудника исторического направления Чувашского государственного института гуманитарных наук (г. Чебоксары).

Сурский рубеж
Иван Шилов © ИА REGNUM

Е. В. Касимов

СТРОИТЕЛЬСТВО ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЧУВАШИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ФАКТЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ

История строительства оборонительных соору­жений на территории Чувашии — тема отно­сительно новая в историографии. В силу наличия грифа секретности на документах, связанных со строительством, исследователи долгое вре­мя не могли целенаправленно заниматься изучением данного вопроса.

Из работ, увидевших свет в советский период нашей истории, сле­дует отметить, во-первых, сборник документов «Чувашская АССР в период Великой Отечественной войны (июнь 1941—1945 гг.)», в кото­ром впервые был опубликован один из важнейших исторических ис­точников о строительстве рубежей — постановление бюро Чувашского обкома ВКП (б) от 26 января 1942 г. об итогах работ по возведению Сурского оборонительного рубежа и Казанского обвода в пределах Чу­вашской АССР. Во-вторых, несколько страниц текста по­священо строительству Сурского рубежа в книге «В годы испытаний: Шумерлинцы в Великой Отечественной войне», автор которой В. К. Сим­сов был непосредственным участником строительства.

Специально к теме строительства Сурского и Казанского оборони­тельных рубежей на территории Чувашии исследователи обращаются только с середины 2000-х гг., когда увидели свет статьи Н. Григорье­вой и Е. В. Суховой. К этому времени уже появились первые публикации по истории строительства оборонительных рубежей в со­седних с Чувашией регионах — Пензенской области, Татарстане, а также обобщающая монография В. Н. Малярова о строительстве стра­тегических рубежей в годы войны.

Подлинный всплеск интереса ученых-историков к вопросу возве­дения оборонительных сооружений пришелся на 2009—2013 гг., когда были опубликованы работы А. В. Ерлыгина, Д. А. Захарова, Т. В. Селивестровой, В. В. Тимофеева, Л. В. Устимовой. Благодаря этому, проблематика истории строительства оборонитель­ных сооружений существенно расширилась, в научный оборот были вовлечены новые архивные документы, в том числе ранее секретные постановления Совнаркома Чувашской АССР.

Книги об истории строительства Сурского рубежа
Nbchr.ru

Значительный шаг в расширении наших представлений о трудо­вом подвиге жителей Чувашии был сделан после публикации в 2015— 2016 гг. сборников документов «В тылу как на фронте» и «Под грифом «секретно»: неизвестные и малоизвестные страницы истории Чувашии времен Великой Отечественной войны». Ставшие доступными читателям десятки страниц ранее секретных до­кументов наглядно показали, в каких тяжелых условиях работали жен­щины и подростки, мобилизованные на возведение рубежей. Кроме того, документы из фондов Государственного исторического архива Чувашской Республики, важные для изучения темы, были опублико­ваны в 2017 г. Т. А. Соловьевой и М. М. Алексеевой. Некоторые мате­риалы о строительстве рубежей, сохранившиеся в Государственном архиве современной истории Чувашской Республики, ввел в оборот А. В. Ерлыгин.

Достаточно много разноплановых работ о строительстве рубежей издано в последние 5 лет, в том числе по отдель­ным районам Чувашии. Кроме того, информация о различных аспектах строительства в республике оборо­нительных сооружений приводилась и в обобщающих трудах по исто­рии Чувашии в годы Великой Отечественной войны.

Итогом изучения темы стало появление на свет в 2021 г. научно-­популярного издания «Подвиг тружеников Чувашии: строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей» Несмотря на то, что книга формально предназначена для детей «среднего и старшего школьного возраста», она подготовлена профессиональными истори­ками и представляет собой научный взгляд на проблему. В ней систе­матизированы накопленные к настоящему времени знания о возведе­нии рубежей обороны в Чувашии, введен в научный оборот новый комплекс архивных документов, из которых часть опубликована в са­мой книге в виде отсканированных копий.

В последние годы в газетах и на интернет-сайтах по рассматри­ваемой проблеме увидели свет сотни различных статей и заметок. Например, заслуживает внимания проект информационного агент­ства ИА REGNUM по строительству оборонительных рубежей на тер­ритории Чувашии, запущенный в сентябре 2016 г., в рамках которого в течение 2016—2020 гг. журналисткой Н. Николаевой был подготовлен ряд развернутых информационно насыщенных публи­каций.

Особенно много информации о строительстве рубежей появилось в периодической печати и Интернете в связи с подписанием главой Чувашской Республики О.А. Николаевым указа «Об объявлении в Чу­вашской Республике 2021 года Годом, посвященным трудовому под­вигу строителей Сурского и Казанского оборонительных рубежей». В том числе был запущен специальный сайт «Сурский и Казанский оборо­нительные рубежи».

Раздел о строительстве в Чувашии Сурского рубежа
Cap.ru

Таким образом, всего за последние 15 лет в изучении темы про­изошел огромный переворот. К сожалению, при этом широкое рас­пространение получили различного рода заблуждения и неточности в освещении темы, которые в итоге «кочуют» из издания в издание. Поэтому в настоящей статье на основе существующей историографи­ческой базы предпринята попытка выделить устоявшиеся неточнос­ти, а также разночтения, наиболее часто встречающиеся в научной литературе и из нее широко тиражируемые в средствах массовой ин­формации. Поскольку газетных публикаций и заметок на интернет — сайтах слишком много, чтобы все их можно было перечислить в ста­тье, в качестве иллюстрации приводятся лишь некоторые примеры, а основной анализ проведен на основе опубликованной научной и крае­ведческой литературы.

Среди подобных неточностей и заблуждений можно выделить сле­дующие:

  1. Использование неточных названий для обозначения построенных на территории Чувашии оборонительных сооружений.

Отдельные авторы в своих работах используют обобщенные наиме­нования «Сурско-Казанский рубеж» или «Казанско-Сурский рубеж», как если бы это был единый комплекс оборонительных сооружений. «Сурско-Казанский рубеж», а также «Волжско-Сурский рубеж» упоминаются во многих газетных публикациях и заметках на интернет-сайтах. «Казанский обвод» без достаточных оснований называ­ется «Свияжским оборонительным рубежом».

В Чувашии традиционно пишут о строительстве на территории рес­публики Сурского и Казанского оборонительных рубежей. Корни дан­ной историографической традиции идут от известного постановления № 93сс Особого заседания Совета Народных Комиссаров Чуваш­ской АССР и бюро Чувашского обкома ВКП (б) от 28 октября 1941 г. «Об организации и проведении работ по возведению на территории Чувашской АССР Сурского и Казанского оборонительного рубежей».

Однако при этом следует иметь в виду, что вторая линия обороны представляла собой лишь часть протяженного Волжского оборонитель­ного рубежа, о начале строительства которого было объявлено в при­казе Государственного комитета обороны от 16 октября 1941 г. Состав­ной частью этого рубежа стал так называемый «Казанский обвод» — оборонительные сооружения, располагавшиеся вокруг Казани в виде полукольца и возводимые на территории Марийской, Татарской и Чувашской АССР. Поэтому, с исторической точки зрения, наиболее точно выглядит название публикации Т.А. Соловьевой и М.М. Алексе­евой «Строительство Сурского оборонительного рубежа и Казанского обвода в Чувашской АССР».

Раздел о строительстве в Чувашии Сурского рубежа
Cap.ru

Подчеркнем, что использованная указанными авторами формули­ровка широко употреблялась в документах начального периода войны. Например, в «Докладе о состоянии ремонтно-восстановительных ра­бот в тыловых оборонительных рубежах, расположенных на террито­рии Чувашской АССР», в постановлении Особого заседания Совнар­кома Чувашской АССР «Об организации охраны сооружений оборо­нительных рубежей» от 5 января 1942 г. и др. говорится, что на терри­тории республики были построены два тыловых оборонительных ру­бежа — Сурский и рубеж Казанского обвода.

  1. Связывание начала мобилизации населения республики на строи­тельство рубежей с изданием постановления № 93сс Особого заседания Совета Народных Комиссаров Чувашской АССР и бюро Чувашского обко­ма ВКП (б) от 28 октября 1941 г. «Об организации и проведении работ по возведению на территории Чувашской АССР Сурского и Казанского обо­ронительного рубежей».

В данном факте нет ничего удивительного, поскольку в названном постановлении действительно говорится о том, чтобы «мобилизовать с 28 октября с. г. для производства работ по строительству на террито­рии Чувашской АССР Сурского и Казанского оборонительных рубе­жей население республики…». Но при более глубоком погру­жении в тему мы видим, что еще 26 октября 1941 г. районы республи­ки получили телеграмму председателя Совнаркома Чувашской АССР А. В. Сомова, в которой сообщалось, в каком количестве районы должны направить на спецстроительство рабочих и лошадей, сколько обязаны выделить рабочего инструмента для мобилизуемых граждан, называ­лись начальник работ и участок строительства, к которому прикреп­лялся район.

На следующий день в отдельных районах (например, в Ядринском и Шемуршинском) были приняты распорядительные акты о мобили­зации рабочей и гужевой силы на строительство оборонительных со­оружений. Исполкомам сельсоветов и правлениям колхозов предписы­валось в суточный срок мобилизовать рабочих, обеспечить их лошадь­ми и инструментами, в том числе: лопатами, топорами, ломами, кувалдами, пилами, носилками для земляных работ и т.п. К 28 октября, когда было принято упомянутое постановление Сов­наркома Чувашской АССР, многие сельсоветы уже располагали гото­выми списками мобилизуемых граждан.

Алатырь, п. Зелёный. Реконструкция участка Сурского рубежа
© Вячеслав Михайлов

С другой стороны, нельзя не отметить также, что исследователи в своих работах часто пишут о том, что якобы уже начиная с 25 октяб­ря 1941 г. десятки тысяч трудящихся и обозов с продовольствием на­правлялись на строительство рубежей. Данная информация, имеющая своим источником постановление бюро Чувашского обкома ВКП (б) от 26 января 1942 г. об итогах работ по возведению Сурского оборонительного рубежа и Казанского обвода в пределах Чувашской АССР, продубли­рована и на десятках интернет-сайтах, хотя она явно вступает в про­тиворечие с вышеназванными фактами. Интересно, что при этом во многих случаях мирно соседствуют две разные даты начала мобилиза­ции: говорится и о привлечении населения к строительству рубежей с 28 октября 1941 г., и об отправке трудящихся с обозами с 25 октяб­ря 1941 г.

  1. Указание неправильного количества жителей республики, мобилизо­ванных на возведение оборонительных сооружений.

Повсеместно на различных интернет-сайтах, а также во многих опубликованных работах указывается, что всего на строительство ру­бежей было мобилизовано 171 450 рабочих, 13 660 чел. конных; также на строительство направлялось 226 колесных и 77 гусеничных тракто­ров, 5 экскаваторов.

Однако, во-первых, в данном случае речь на самом деле должна идти не о фактическом количестве граждан, привлеченных к строи­тельству рубежей в 1941 г., а лишь о плановых показателях мобили­зации населения по районам Чувашии, намеченных постановлением № 93сс Особого заседания Совнаркома Чувашской АССР и бюро Чу­вашского обкома ВКП (б) от 28 октября 1941 г.

Во-вторых, в приложении № 1 к данному постановлению указано в действительности о 11 310 работников с тягловой силой: именно такая цифра получается при сложении мобилизуемых конных граж­дан по военно-полевым строительствам № 1—6 (соответственно 1900, 1850, 1620, 1730, 1860 и 2350 чел. с лошадьми). То есть цифра в 13 660 человек является неправильной, всего же по постановлению предполагалось мобилизовать по районам Чувашской АССР 171 450 граждан и 11 310 человек конных.

В-третьих, в действительности полностью обеспечить строитель­ство техникой в указанном объеме не удалось и поэтому точнее пи­сать «планировалось направить».

Реконструкция Сурского рубежа
Cap.ru

В краеведческой литературе и периодике попадаются и иные циф­ровые вариации по мобилизуемым согласно постановлению № 93сс Особого заседания Совнаркома Чувашской АССР и бюро Чувашского обкома ВКП (б) от 28 октября 1941 г. Например, нередко говорится о «167 550 человек пеших и 11 110 конных».

Противоречивость архивных данных привела к тому, что отдель­ные исследователи пишут о решении Совнаркома Чувашской АССР и обкома ВКП (б) охватить мобилизацией более 160 тыс. чел., среди которых 115 тыс. предполагалось направить на строительство Сурского оборонительного рубежа, а 45 тыс. — на возведение Казанского обвода.

В качестве несомненного факта утвердилось (в основном на много­численных интернет-сайтах) положение о том, что в постройке за­щитных сооружений на территории Чувашии участвовали около 200 000 чел., то есть треть трудоспособного населения республики на 1 октяб­ря 1941 г. (или на начало войны, согласно другим информационным ресурсам). Однако исторических источников, подтверждавших бы дан­ную цифру, автору статьи выявить не удалось. С уверенностью можно говорить о том, что появление представлений о 200 000 участниках строительства рубежей связано с суммированием планировавшихся к мобилизации «171 450 рабочих и 13 660 человек конных» и дальнейшим округлением полученной суммы до «красивой» цифры в 200 000 чел.

  1. Некоторое преувеличение силы морозов, при которых приходилось работать мобилизованному гражданскому населению.

Во многих воспоминаниях и научных работах, а также, соответ­ственно, на интернет-сайтах, говорится о том, что женщины и под­ростки работали, не прерываясь, даже в самые сильные, трескучие морозы, доходившие зимой в отдельные дни не только до —40°С, но даже до —50°С. Или, к примеру, участник спецстроительства В. К. Симсов пишет, что «40-градусный мороз стоял стабильно всю зиму». В периодической печати нередко можно встретить фразу, что «в декабре мороз почти постоян­но держался ниже 30°».

Нет никаких сомнений, что работы по возведению оборонитель­ных сооружений проводились в крайне сложных погодных условиях, особенно в январе 1942 г. Низкие температуры воздуха могли усугуб­ляться в тот или иной день осадками или сильным ветром. Не случай­но, что в метеорологии сейчас используется понятие «ощущаемая тем­пература воздуха», которая высчитывается по специальной формуле с учетом скорости ветра. Однако в целом имеющиеся источники все же не подтверждают названные выше свидетельства или подтверждают их лишь частично.

Реконструированный участок Сурского рубежа
Вячеслав Михайлов

В качестве примера, во-первых, обратимся к докладной записке начальника военно-полевого строительства № 6 Восканяна, направ­ленной секретарю Чувашского обкома ВКП (б) И. М. Чарыкову и пред­седателю Совнаркома Чувашской АССР А.В. Сомову и датированной не позднее 17 декабря 1941 г. В ней отмечается, что «температура у нас опускалась ниже 30° за отчетный период три раза: 2, 6, 7 декабря. Причем 2-го и 6-го она держалась в 2-х утренних часах, а 7-го числа весь день». В это время работы пришлось прекратить, так как, согласно приказу Государственного Комитета Обороны, оборо­нительные работы следовало продолжать лишь при 30 °C морозов вклю­чительно. В итоге «простой» выразился в 25 281 человеко-часе (едини­ца учета рабочего времени, исчисляемая количеством работы, выпол­няемой одним человеком за рабочий час), хотя Восканян приводит расчеты, что точнее было бы говорить о 18 560 человеко-часах поте­рянного рабочего времени.

Еще более важным источником будут метеоданные, относящиеся к тому времени. Всероссийский научно-исследовательский институт гидрометеорологической информации — Мировой центр данных (ВНИИГМИ-МЦД) на своем официальном сайте разместил в откры­том доступе сведения о ежедневных минимальных, максимальных и средних температурах по различным городам России, начиная со вто­рой половины XIX в. Согласно данным метеорологической станции, расположенной в Казани, в ноябре 1941 г. было 8 дней, когда ми­нимальная температура воздуха опускалась до минус 20,5°С—25,0°С (11—13, 20—23 и 29 ноября). В декабре насчитывалось 11 таких дней (2—3, 13—15, 17—18, 22, 29—31 декабря), еще в течение 5 суток (6—8, 16, 21 декабря) минимальная температура воздуха опускалась ниже —25,0°С, вплоть до — 29,7°С.

Говоря о минимальных температурах, следует иметь в виду, что они, как правило, фиксировались в ночное время, когда работы вес­тись не могли. В течение дня же температура воздуха могла существен­но повышаться. К примеру, средняя дневная температура воздуха 22 де­кабря 1941 г. составляла —13,2°С при минимально зафиксированной температуре в —24,5°С. Похожие ситуации с разницей примерно в 10,0°С и более фиксировались 19 и 30 ноября, 9 декабря.

То, что в воспоминаниях широкое отражение нашел факт работы при очень низких температурах, ниже —40°С, объясняется следую­щим образом. По данным ВНИИГМИ-МЦД самые низкие темпера­туры зимой 1941—1942 гг. были зафиксированы 21—23 января 1942 г.: —46,8°С, —44,5°С, —41,3°С (средняя дневная температура составляла в эти дни от —35,8°С до —41,5°С). Немногим теплее было в предшеству­ющие сутки: 18—20 января минимальная температура воздуха опус­калась до минус 35,9°С—39,4°С, средняя дневная температура была лишь на несколько градусов выше. При этом мы помним, что фактическое окончание возведения Казанского обвода относится к 25 января 1942 г. То есть конец второй и начало третьей декады января были временем форсирования завершения строительства ру­бежа, когда граждане могли привлекаться к работам, несмотря на все постановления Государственного Комитета Обороны. Это и отло­жилось в памяти.

  1. Создание несколько идеалистической картины, с точки зрения разре­шения властью возникавших проблем.

Например, в одной из первых специальных публикаций о строи­тельстве оборонительных рубежей указывалось: «На некоторых участ­ках были случаи невыполнения плана мобилизации рабочей силы, гужевого транспорта, отсутствия тех или иных товаров, инвентаря. Подобные случаи оперативно исправлялись. Делалось все, чтобы обес­печить людей горячим питанием. Велся строгий контроль за доставкой питания и товаров первой необходимости, пресекались всякие по­пытки разбазаривания отпускаемых фондов, устанавливался система­тический контроль за состоянием культурно-бытовых условий работа­ющих на строительстве оборонительных рубежей». Аналогич­но освещаются события и в коллективных «Лекциях по истории и культуре чувашского края».

Однако в опубликованных к настоящему времени документах о ходе строительства рубежей хорошо показаны многочисленные трудности, с которыми сталкивались мобилизованные граждане и которые при­водили к несанкционированному уходу населения со строительства.

В очередной раз приходится констатировать необходимость осозна­ния такого простого факта, что предписания, устанавливаемые нор­мативно-правовыми актами, и реальная ситуация далеко не всегда совпадали.

Марпосадский район. Обелиск, посвящённый бойцам Сурского рубежа
Cap.ru
  1. Указание разного времени завершения работ по строительству обо­ронительных рубежей.

В большинстве трудов указывается, что в пределах территории Чу­вашии строительство Сурского рубежа было завершено 20 января 1942 г., Казанского обвода — 25 января 1942 г., при этом ряд полевых строительств (в Алатыре, Порецком, Шумерле, Янтикове) работы окончили досрочно. То есть процесс строительства оборонительных сооружений занял примерно три месяца. Именно эти даты названы в постановлении бюро Чувашского обкома ВКП (б) от 26 января 1942 г. об итогах работ по возведению в республике Сурского оборонительно­го рубежа и Казанского обвода, которое, как констатировалось выше, было опубликовано еще в 1975 г. [46, с. 85].

Достаточно часто исследователями отмечается, что строительство Казанского обвода на территории Чувашии якобы было завершено в феврале 1942 г., а Сурского рубежа — в середине июня 1942 г. В. К. Симсов пишет о завершении возве­дения Сурского оборонительного рубежа 23 февраля 1942 г. В попытке снять противоречие между имеющимися датами оконча­ния работ указывается также, что основные работы по строитель­ству оборонительных рубежей на территории Чувашии «были завер­шены к февралю 1942 г., но отдельные работы продолжались до июня 1942 г.».

В десятках газетных публикаций и на интернет-сайтах растиражи­рована ошибочная информация о том, что Сурский (или Казанско-Сурский) рубеж был возведен всего за 45 дней, хотя в действи­тельности время строительства оборонительных сооружений было как минимум в два раза продолжительнее.

На наш взгляд, можно говорить о завершении строительства де-­факто и де-юре. Фактическое завершение строительства Сурского ру­бежа относится к 20 января 1942 г., в связи с чем на следующий день в адрес наркома внутренних дел Л. П. Берии и начальника Главного военно-инженерного управления и Главного управления оборонитель­ных работ Наркомата обороны СССР Л. З. Котляра была направлена соответствующая телеграмма. Однако де-юре о завершении строительства можно говорить после того, как Сурский оборонитель­ный рубеж был принят специальной комиссией с составлением со­ответствующего акта. Это произошло 21 февраля 1942 г. В приложенной к акту сводной ведомости приемки отмечалось, что «строительная часть закончена и соответствует боевой готовности», «отступлений от проекта нет», «сооружения считать принятыми». Однако по­зднее в некоторых документах появились слова, что «при приемке рубеж закончен не был», в данном случае речь шла о 20-м тыловом оборонительном рубеже.

На месте строительства Сурского рубежа в Алатырском районе.
Фото из личного архива Юрия Гудкова

Во время весеннего половодья 1942 г. значительная часть оборони­тельных сооружений была уничтожена, в результате чего их пришлось восстанавливать. Этим можно объяснить отмеченный выше факт, что исследователи нередко относят завершение строительства Сурского ру­бежа к июню 1942 г.

  1. Указание неверного количества участников спецстроительства, на­гражденных Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чуваш­ской АССР.

Очень часто исследователи оперируют цифрами в 167 чел., удосто­енных данной награды, или говорят о 234, награжденных грамотой.

Между тем только в одном Указе Президиума Верховного Совета Чувашской АССР «О награждении Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР участников строительных работ» от 18 марта 1942 г. упомянуты 234 чел., а всего Почетную грамоту получили 366 чел.

  1. Указание неточной протяженности оборонительных сооружений на территории Чувашии.

В историографии прочно утвердилось представление об общей про­тяженности оборонительных рубежей в Чувашии в 380 км. Тем не менее в отдельных работах и на десятках интернет-сайтах приводится цифра в 300 км.

  1. Наличие разночтений по времени сохранения оборонительных соору­жений в боевой готовности.

В историографии отмечается, что республика поддерживала рубежи обороны в боевой готовности вплоть до конца 1943 г. Однако если подходить с юридической точки зрения, то документы о ликвидации оборонительных сооружений были изданы несколько позже, в марте 1944 г.: 5 марта принят циркуляр Военного совета Приволжского военного округа, а 17 марта, на его основе, — по­становление № 9 Особого заседания Совнаркома Чувашской АССР «О ликвидации тыловых оборонительных сооружений, возведенных на территории Чувашской АССР».

В целом же изучение данной темы показывает, что огромное коли­чество статей и заметок написано фактически под копирку, в боль­шинстве случаев приводятся одни и те же факты и оценки, в силу чего однажды введенные в широкий оборот сведения некритически тиражируются. Это равным образом касается информации, извлечен­ной и из воспоминаний, и из архивных документов. Хотелось бы в дальнейшем видеть со стороны журналистов, краеведов и тем более профессиональных историков-исследователей более точное обращение с историческими источниками.

Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубе­жей — трудовой подвиг народов Поволжья: Материалы Межрегио­нальной научно-практической конференции (г. Чебоксары, 22 июня 2021 г.) / сост. и отв. ред. И.И. Бойко, В.Г. Харитонова. Чебоксары, 2021. ISBN 978—5—87 677—263—3 © Авторы статей, 2021 © Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 2021

23 августа 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика