“ ИА REGNUM ”
Недостроенный рубеж и полевой военный городок за Волгой в Чувашии

| Время чтения 18 мин

Аннотация

В статье рассматривается опыт полевых исследований объектов 1941-1944 гг. в Чувашской Республике, дополненных архивными сведениями. Исследованные позиции связаны с недостроенным участком Волжского оборонительного рубежа и местом дислока­ции 95-го запасного стрелкового полка в Чувашском Заволжье.

22 июня 2021 года в Чебоксарах состоялась межрегиональная научно-практическая конференция «Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей — трудовой подвиг народов Поволжья». Чувашский государственный институт гуманитарных наук (ЧГИГН) подготовил сборник статьей участников конференции. ИА REGNUM публикует материал Николая Мясникова, кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника археологического направления Чувашского государственного института гуманитарных наук, командира поискового отряда «Память» ЧГПУ им. И.Я. Яковлева (г. Чебоксары), и Евгения Шумилова, председателя Чувашской общественной организации «Поисковое объединение «Алые маки» (г. Чебоксары).

Сурский рубеж
Иван Шилов © ИА REGNUM

Н.С. Мясников, Е.Г. Шумилов

НЕДОСТРОЕННЫЙ РУБЕЖ И ПОЛЕВОЙ ВОЕННЫЙ ГОРОДОК ЗА ВОЛГОЙ (ИТОГИ ПОЛЕВЫХ РАБОТ 2017−2018 ГОДОВ НА ПОЗИЦИЯХ1941−1944 ГОДОВ В ЧУВАШСКОМ ЗАВОЛЖЬЕ)

В Чувашии 2021 год объявлен Годом, посвящен­ным трудовому подвигу строителей Сурского и Казанского оборонительных рубежей 1941−1942 гг. Хорошо извест­но, как шло строительство Сурского и Казанского рубежей на терри­тории Чувашской АССР на правобережье Волги, в Горно­марийском и Звениговском районах Марийской АССР и в Татарском Предволжье. Речь идет о двух рубежах — Сурском, проходившем по правому берегу р. Суры на всем ее протяжении от истоков до устья, и Казанском обводе — рубеже, который начинался на левом берегу Волги с устья Ветлуги, проходил вдоль берега до Звениговского затона, потом продолжался на правом берегу, полу­кругом выходя к Волге чуть ниже места впадения в нее Камы. Целью строительства обвода была защита крупнейшего промышленного цен­тра Среднего Поволжья — г. Казань. По сути, Казанский обвод был необходим на случай прорыва рубежа обороны на Суре. Он являлся крайней восточной оборонительной линией против фашистской Гер­мании в СССР в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Несмотря на наличие ряда монографических изданий и отдельных статей, в его истории остается немало неисследованных моментов.

В июне 2017 г. поисковые отряды Чувашии проводили полевые ис­следования на территории Чувашского Заволжья с целью изучения объектов времен Великой Отечественной войны, местона­хождение которых было указано старожилом пос. Октябрьский В. Ва­сильевым. Работы велись по приглашению начальника Заволжского тер­риториального управления г. Чебоксары С. Крутикова.

Первый участок исследования располагался в 300 м к северу от санатория «Чувашия», где были обнаружены линии окопов, ямы-за­падины от землянок, а также железобетонный пулеметный колпак. Позиции находятся в 100 м к северу от автодороги, в 20 м от ЛЭП на песчаных дюнах левобережья Волги.

Для уточнения особенностей объектов здесь было заложено два раскопа. Первый — размером 6×6 м — непосредственно вокруг кол­пака. Второй — размером ок. 6×7 м — внутри овальной запа­дины в 20 м к юго-западу от колпака в конце траншеи — хода сооб­щения. Сама зигзагообразная траншея также была раскопана до уровня материка (дна траншеи) в северном направлении от запа­дины в длину на 20 м.

У мемориала строителям Сурского рубежа
© поисковый клуб Память

Колпак представляет собой цилиндрическое изделие из бетона на железной арматуре. Арматура хорошо видна на сколах-повреждениях колпака. На внутренней поверхности изделия в горизонтальном на­правлении расположены многочисленные скобы, которые были не­обходимы для закрепления деревянной обшивки, защищающей тех, кто находился внутри, от попадания осколков в случае артобстрела. Колпак имеет размеры 1,4 м в диаметре, 0,45 м в высоту, при толщи­не стенок 0,25 м. Он имеет округлое отверстие в центре верхней части диаметром ок. 0,1 м, квадратное отверстие в задней части ок. 0,1 x0,1 м, спереди — прямоугольную амбразуру 0,6 x 0,4 м. В целом он полностью соответствует железобетонному пулеметному колпаку весом 1,7 т из Наставления для инженерных войск 1946 г.

Раскоп № 1 вокруг колпака показал, что к нему не ведут какие — либо ходы-сообщения, отсутствуют следы необходимых подпорных конструкций. Таким образом, он не является частью долговременной оборонительной точки (ДОТ) и, видимо, был просто выгружен и оставлен в данном месте. Кроме того, колпак имел явные повреждения в результате стрельбы по нему из оружия — ско­лы разного размера. Во время раскопок вокруг колпака были найдены пули под патрон калибра 7,62 x 54 мм (к винтовке Мосина), осколки и хвостовики минометных мин.

Раскопом № 2 на месте овальной западины выявлено прямоуголь­ное пятно размером 4×6м, имеющее уступчатый, опускавшийся к центральной оси профиль. Сооружение было углублено в землю при­мерно на 1—1,5 м от поверхности до уровня пола. На зачистке 1 слоя раскопа в западной части объекта был выявлен мощный слой прока­ленного песка и угля. В его заполнении были найдены осколки минометных мин. Очевидно, что изученный объект представлял собой небольшую прямоугольную землянку с заглублен­ным полом и боковыми земляными нарами-лежаками на несколько человек, непосредственно связанную с линией хода-сообщения. Наи­более близкой по размерам и в конструктивном отношении является упрощенная землянка на 22 человека или двухскатная землянка на одно отделение. Землянка сгорела, по-видимому, в результате минометного обстрела.

Раскопки самой траншеи выявили ее зигзагообразный контур, глу­бину ок. 1,5 м, слегка сужающийся к низу профиль. Это классическая траншея полного профиля. В ее запол­нении было обнаружено несколько осколков от минометных мин и деформированных пуль под патрон калибра 7,62 x 54 мм.

По нашему мнению, железобетонный колпак связан со строитель­ством Волжского оборонительного рубежа, возводившегося в декабре 1941 — январе 1942 г. на территории Среднего Поволжья на случай прорыва фронта под Москвой1Местные жители и туристы сообщают о том, что видели в Заволжье еще несколько таких колпаков, но их местонахождение пока не установлено.. Строительство участка в Чувашском левобережье Волги до сих пор остается белым пятном в этой истории. Согласно указаниям наркома Л.П. Берия, этот участок (10-е Военно­-полевое строительство) должна была вести Марийская Республика, однако ресурсов для этого у нее не было, и к 20 декабря 1941 г. строительные работы здесь так и не начались. Ответ Председа­теля Совнаркома Марийской АССР Я.И. Абрамова и секретаря обкома партии В.М. Кушнарева начальнику 11-го Управления оборонительных работ НКО ССР И.С. Шикторову красноречив: «Выделить рабгужсилу на военно-полевое строительство, находящееся на территории Чувашской республики, Марийская республика возможности не имеет». К сожалению, кто, когда и в каком объеме проводил строительство на этом участке, мы пока не знаем.

Реконструкция Сурского рубежа
Cap.ru

Наши раскопки показали, что железобетонный колпак так и не был установлен, а окопы-траншеи не образуют единой системы обо­роны, здесь отсутствуют характерные для Сурского рубежа и других участков Казанского обвода противотанковые рвы, командные и на­блюдательные пункты и др. Кроме того, изученные ж/б колпак, око­пы и землянка явно использовались в учебных стрельбах из винтовок и минометов. Наиболее вероятно, что это связано с 95-м запасным стрелковым полком 14-й запасной Чебоксарской стрелковой бригады, который дислоцировался в Заволжье в годы войны2В течение осени 1941 — зимы 1942 гг. в Заволжье дислоцировались подразделения формируемой 403 (139)-й стрелковой дивизии.. На изученных по­зициях вполне могли устраивать учебные стрельбы и готовить бой­цов перед отправкой на фронт. Здесь они учились копать окопы, стре­лять из стрелкового, артиллерийского оружия и минометов.

История 14-й запасной стрелковой бригады, к сожалению, плохо известна даже в Чувашской Республике, хотя это единственное в ис­тории СССР воинское соединение, носившее официальное наимено­вание «Чебоксарская». Через ее ряды прошли обучение более 200 тыс. новобранцев. Бригада была сформирована 23 июня 1941 г. и изна­чально размещалась в Тульской и Московской областях. В боевых дей­ствиях участия не принимала. Ее перемещение на территорию Чуваш­ской АССР началось 13 октября 1941 г. и связано было с приближени­ем фронта к Москве.

Передислокация 14-й запасной стрелковой бригады в Чувашию для республики была достаточно неожиданной. Полки бригады уже вто­рую неделю двигались в сторону Чувашии, когда Совнарком респуб­лики и обком ВКП (б) наконец-то рассмотрели вопрос о размещении соединения. Появление дополнительно к формирующимся воинским частям еще и запасной стрелковой бригады было большой нагрузкой для небольшой республики.

В Чебоксарах для размещения бригады (ее управления и 95-го за­пасного стрелкового полка) были выделены помещения, закреплен­ные за формирующейся 324-й стрелковой дивизией: учебное здание сельхозинститута и его общежития по ул. К. Маркса и Совхозная, зда­ние и общежитие акушерской школы, учебное здание и общежития театрального училища, общежитие педучилища, здание музыкального училища с общежитиями, здание и общежитие стройтехникума, зда­ние правовой школы.

Не без приключений добирался в республику и тот самый 95-й запасной стрелковый полк бригады, позиции которого мы изучали. Он был сформирован уже на третий день войны в г. Ефремове Туль­ской области на базе убывшего на фронт 388-го стрелкового полка 172-й стрелковой дивизии. 12 октября полк в составе 13 тыс. бойцов и командиров со всей матчастью начал передислокацию в Чувашскую АССР по маршруту Ефремов — Зарайск — Орехово-Зуево — Владимир — Горький.

В Горьком полк был погружен на баржи для дальнейшего передви­жения по Волге. Но из-за раннего ледостава пришлось выгрузиться в Васильсурске и двигаться дальше пешком через Ядрин. Всего полк покрыл более 1200 км пути и лишь к 21 ноября был расквартирован первоначально по деревням Урмарского и Козловского районов.

Только в мае 1942 г., после убытия на фронт сформированных дивизий и налаживания нормального быта и питания оставшихся частей, полк переехал в Чебоксары с размещением в полевом лаге­ре на левом берегу Волги. В мае 1944 г. полк был передислоцирован в г. Калинин. Таким образом, он размещался на левобережье Волги два года — с мая 1942 по май 1944 г. В учебных подразде­лениях 95-го запасного стрелкового полка велась интенсивная под­готовка и прежде всего — практическая отработка учебных тем на местности. За 1942—1943 гг. полком подготовлено 103 маршевых стрел­ковых роты, 9 маршевых гвардейских рот, 32 маршевых специальной роты, 8 курсантских рот и др. — всего более 5 тыс. чел. с оценкой «хорошо».

Позиции 95-го запасного стрелкового полка были исследованы, по местонахождению, указанному главой Заволжья, на западной окраине пос. Октябрьский летом 2018 г. Изначально мы предполагали, что они связаны с оборонительным рубежом, но дальнейшие исследования это не подтвердили. Впоследствии, во время разведочных работ выяс­нилось, что полк занимал всю территорию вдоль берега р. Волга от д. Сосновка до современного пос. Октябрьский, а местные жители со­общили, что штаб полка и его руководство располагались непосред­ственно в домах д. Сосновка. Позиции на окраине пос. Октябрьский были нанесены на карту. Они расположены компактно на высокой песчаной дюне на площади 300×200 м и занимают территорию меж­ду поселком, Волгой, болотом и водным каналом1 1 Канал был построен уже в 1970-е гг. в связи со строительством Чебоксарской ГЭС и водонасосной станции к западу от пос. Октябрьский. и пред­ставляют собой полевой военный городок. На этом небольшом пятач­ке нами были обнаружены следы 61-й западины от землянок различного размера округлой и подпрямоугольной формы размером от 3×3 м до 20×8 м. Крупные западины занимают верхнюю часть дюны, в целом имеют рядное расположение, вытянуты по конфигурации рельефа, продольно горизонталям в направлении ЮВ—СЗ, хотя расположение некоторых объектов и выбивается из этой системы. Особенно выделя­ется «улица» из землянок в северо-западной, более низкой части, городка. Здесь расположена серия небольших округлых западин диа­метром 5—6 м: 20 круглых западин с правой стороны «улицы», распо­ложенных попарно вплотную друг к другу, и 8 таких же западин, но расположенных одиночно (кроме самой северо-западной) с левой сто­роны. Видимо, это какие-то хозяйственные постройки (конюшни?). Кро­ме того, выявлены 9 участков траншей — ходов сообщений общей протяженностью более 100 м. Траншеи огибают военный городок с северной — северо-западной стороны. Возможно, что ранее траншеи также располагались с южной и восточной сторон городка, но по­зднее были срыты грунтовой дорогой, которая здесь проходит. В таком случае городок был бы защищен окопами со всех сторон. В целом, в послевоенное время здесь почти не велось хозяйственной деятельнос­ти, позиции хорошо сохранились.

В сентябре 2018 г. в ходе реализации проекта «Поисковая смена», организованного поисковым отрядом «Память» Чувашского государ­ственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева, иссле­дования позиций 95-го полка были продолжены. Была частично рас­копана большая прямоугольная землянка размерами ок. 15×7 м с двумя выходами. Внутри нее были обнаружены остатки кирпичного пола и печного отопления. Наиболее близкой по размерам и конструктивным особенностям к нашей постройке является углубленная землянка РККА. В землянке и на территории городка было найдено множество деталей солдатского обмундирования, оружия, хо­зяйственных и бытовых вещей. В целом рассматриваемые позиции со­ответствуют особенностям расположения полевых военных городков РККА у реки. Согласно наставлению, топографические особенности последних должны способствовать быстрому стоку дождевых и талых вод, местность должна быть возвышенная, малой или средней пере­сеченности с редким лесом и источником воды. При расположении городка на покатой местности в его возвышенной части должна быть расположена жилая зона, а ниже — хозяйственная. По предварительной оценке, численность личного состава, которая могла бы разместиться в изученном полевом городке, могла достигать 700—800 чел., что примерно соответствует батальону РККА. Дальней­шее изучение городка позволит уточнить его план, особенности зо­нального планирования территории (зоны строевых подразделений, зоны конского состава, парков обслуживания и др.) и функциональ­ное назначение отдельных построек (казармы-землянки, штаб, поле­вая кухня, конюшня, полевая кузница, баня и др.). Вероятно, запад­нее рассматриваемых позиций могли располагаться полевые городки других батальонов 95-го запасного стрелкового полка.

Окопы на Сурском рубеже
© поисковый клуб Память

Находки, обнаруженные при раскопках и подъемный материал, собранный на территории полевого городка 95 стрелкового полка, пред­ставлены различными категориями инвентаря, характеризующими жизнь и военную службу красноармейцев и командиров Красной Ар­мии. Это различные орудия труда: топоры, мо­лотки, напильники и хозяйственно-бытовые предметы: металлические трафареты-цифры 7 и 8 (видимо, номера землянок), кирпичи с клеймом «ЧГКЗ» (Чебоксарский городской кирпичный за­вод?), чугунная дверца и колосник от печи, дверные петли, навесные замки, керамическая и металлическая посу­да и столовые приборы, в том числе эмалированная кружка с над­писью «Вулкан Варшава» с изображением двуглавого орла (дореволю­ционная), фрагменты стеклянных бутылок, самоварные краники, кон­сервные банки. Также в большом количестве было представлено сол­датское снаряжение и личные вещи бойцов: малые пехотные лопаты, подковы от солдатских сапог, детали противогазов, карабины, пряжки и фиксаторы длины ремней, детали лыжных палок, солдатские жестяные круглые котелки), ложки, складные ножи, кружки, медицинская и пар­фюмерная стеклянная тара. В несколько меньшем количестве были най­дены предметы вооружения: учебные, холостые и боевые патроны и гильзы калибра 7,62×54 мм, гильза 7,62×38 мм от пистолета Нагана, металлические листы от патронных ящи­ков, шомпол для винтовки Мосина, рубашки гранат РГ-14 и РГД-33 (последняя была с деревянной ручкой — учеб­ная?), гранатный запал Ковешникова; гильзы от артилле­рийского снаряда калибра 45 мм, один из которых был превращен в масляный светильник, головной взрыватель КТМ-1 для ар­тиллерийских снарядов, осколки и хвостовики минометных мин. Отметим также конское снаряжение и предметы для ухода за лошадью: удила, стремена, подковы, скребницы. Часть предметов трофейные: эмалированная кружка с над­писью«WARSZAWA», фрагменты крышки венгерской ба­ночки из-под крема, вырубленный фрагмент немецкой фляжки, обломок ложко-вилки с нацарапанными русски­ми инициалами «Ц.С.П.», немецкий котелок с крышкой с русской надписью (инициалы «К.М.А.» и год «1926 г.») и немецкая пряжка периода Веймарской Республики с затертым орлом. Очевидно, последняя носилась так, чтобы орел был не виден. Наличие этих трофейных вещей говорит о том, что некоторые бойцы или, вероятнее, командиры 95-го полка имели боевой опыт и привезли данные предметы с советско-германского фронта. Интерес представляет подписанный немецкий котелок с изображением чело­века и надписью: «Ильин Гаврил, 1926 г. 11/X», обнаруженные на этих позициях С. Крутиковым. Вероятно, это фамилия, имя, год и месяц рождения бойца из 95-го полка. Работа с оцифрованными базами данных личного состава РККА («Память народа») выявила три возможные кандидатуры солдат, однако пока неизвестно, кто из них проходил службу в Чувашии.

Осколки Фото из архива Н.С. Мясникова
© поисковый клуб Память

Особый интерес представляет находка осени 2020 г., сделанная членом поискового отряда «Память» Е. Машниным. Это латунная пла­стина размерами 5,7×3,2 см толщиной 0,2 см в форме параллело­грамма с тремя обрезанными и одним загнутым углами со сквозным круглым отверстием диаметром 0,4 см посередине. Пластина фасетированна, имеет растительный орнамент и надпись на лицевой сторо­не: «Артюку Ф.Т. 08.05.1935 г. в день рождения от отца, ком-кор. Лебедев-Артюк». По нашему мнению, это самодельная накладка на щечку пистолета (вероятно, Токарева или Коровина), закрепленная винтом или штифтом через отверстие1Для этой цели могло использоваться крепление самой щечки.. Накладка, веро­ятно, была закреплена не совсем надежно и отвалилась. Это поистине уникальная находка, очевидно, потерянная сыном командира стрел­кового корпуса РККА в Чувашском Заволжье. Традиция вручения и дарения подписного оружия, и особенно огнестрельного короткостволь­ного, весьма характерна для рассматриваемого времени. Наградные пи­столеты вручались отличившимся командирам (затем офицерам) ар­мии и сотрудникам правоохранительных органов, были ценным по­дарком к юбилею или другой памятной дате со стороны коллективов военных заводов и силовых ведомств. Позволить себе подарить такой подарок сыну мог только командир с достаточно высоким званием. Для наградного оружия характерна единообразная форма дарственной записи: указание адресата, дарителя, даты или года и повода вруче­ния.

Вероятно, обладатель подписного пистолета Ф.Т. Артюк служил в 95-м запасном стрелковом полку. К сожалению, в опубликованных спис­ках комкоров Красной Армии его отца Т. Лебедева-Артюка нет, да и само звание комкора было введено постановлением ЦИК и СНК СССР «О введении персональных военных званий начальствующего состава РККА» от 22 сентября 1935 г., то есть на три с лишним меся­ца позднее даты записи. Несмотря на это, сами стрелковые корпуса существовали в РККА с 1919—1921 гг., и аббревиатура «комкор» или «ком-кор» неофициально использовалась и до 1935 г. Что касается сына комкора Ф.Т. Артюка, то бойцы и командиры Красной Армии с таки­ми данными известны среди оцифрованных документов по личному составу РККА в годы Великой Отечественной войны на ресурсе «Па­мять народа». Это 7 человек, в основном с Украины, но у всех фами­лия написана на украинский манер — «Артюх». К сожалению, среди документов открытого доступа нет сведений о прохождении кем-то из них службы в 95-м полку. Для установления вышеназванных личнос­тей необходимы дальнейшие архивные изыскания в Центральном ар­хиве Министерства обороны (ЦАМО) и Российском государственном военном архиве (РГВА). Поиск продолжается.

Тем не менее проведенные на сегодняшний день исследования по­казывают перспективы развития военной археологии и полевой поис­ковой работы в тыловых регионах. Исследуемые позиции в Заволжье являются ценными памятниками истории Чувашии в годы Великой Отечественной войны, помогают лучше понять историю Волжского оборонительного рубежа, особенности размещения и функциониро­вания запасных стрелковых соединений, могут быть использованы как учебный полигон для подготовки поисковиков республики, а в буду­щем при соответствующей инициативе могут превратиться в музей под открытым небом для жителей и гостей Чувашии.

Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубе­жей — трудовой подвиг народов Поволжья: Материалы Межрегио­нальной научно-практической конференции (г. Чебоксары, 22 июня 2021 г.) / сост. и отв. ред. И.И. Бойко, В.Г. Харитонова. Чебоксары, 2021. ISBN 978—5—87 677—263—3 © Авторы статей, 2021 © Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 2021

30 августа 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика