“ ИА REGNUM ”
«На самый чёрный день»: как строили Горьковский рубеж обороны

| Время чтения 19 мин

Аннотация

Горький считался одним из крупных промышленных центров машино-, авиа‑ и судостроения СССР, стратегически важным транспортным узлом. Этого не могло не знать руководство немецко-фашистской Германии и не учесть при разработке плана нападения на Советский Союз. План «Барбаросса» на III этапе предусматривал выход немецких войск на линию Архангельск – р. Волга и захват Горького во II половине октября 1941 г. Марина Марченко о трудовом подвиге на строительстве рубежей обороны вокруг Горького и Мурома.

В пресс-центре ИА REGNUM 30 сентября 2021 года при участии Российского военно-исторического общества состоялась научная конференция «Память народного подвига: тыл СССР и Сурский рубеж, 1941−1942 гг.». О трудовом подвиге горьковчан на строительстве оборонительных сооружений рассказала в формате видеоконференцсвязи заместитель директора Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГКУ ГОПАНО) Марина Марченко.

Великая Отечественная
Иван Шилов © ИА REGNUM

Трудовой подвиг горьковчан на строительстве оборонительных сооружений вокруг г. Горького и г. Мурома (по документам ГОПАНО)

Не знаю, вы, быть может, не видали
Остатки рвов у волжских деревень?
На этих рубежах не воевали —
Их строили на самый черный день.
На самый горький, страшный миг прорыва,
На самый роковой для жизни час,
Когда б волна железного прилива
Плеснула под Саранск и Арзамас… [11].

Перед началом Великой Отечественной войны 1941−1945 гг. г. Горький считался одним из крупных промышленных центров машино-, авиа‑ и судостроения СССР, стратегически важным транспортным узлом. Этого не могло не знать руководство немецко-фашистской Германии и не учесть при разработке плана нападения на Советский Союз. План «Барбаросса» на III своем этапе предусматривал выход немецких войск на линию Архангельск — р. Волга и захват г. Горького во II половине октября 1941 г. [12, с. 10]. Немаловажная роль в военных действиях отводилась командованием противника танковым марш-броскам и танковым ударам. Эта идея была положена в основу захвата г. Горького: приход врага планировался по автомобильным дорогам, ведущим к нему с запада.

Боевые действия Красной армии под Смоленском и Ельней позволили сорвать план захвата Москвы немецкими войсками. Новое наступление на столицу враг предпринял в конце сентября — начале октября 1941 г., планировалось окружить, а затем и захватить Москву. Чтобы осуществить задуманное, немцы намеревались отдельным ударом танковой армии Гудериана обрушиться на Горький, после чего зайти на Москву с тыла.

Государственный Комитет Обороны (ГКО) СССР принял решение построить: Горьковский оборонительный обвод к 10 декабря 1941 г.; оборонительный рубеж по левому берегу Волги; оборонительный рубеж по реке Ока с обводом для обороны г. Мурома к 15 ноября 1941 г. Своим решением Горьковский городской комитет обороны (ГГКО) и Горьковский обком ВКП (б) для окончания первой очереди работ установили следующие сроки строительства: по Горьковскому обводу — 15 ноября 1941 г.; по Окскому рубежу — 25 ноября 1941 г., по Волжскому рубежу (срок не проставлен). Строительные работы были начаты в октябре 1941 г. [2, л. 75, 128].

28 октября 1941 г. бюро Горьковского обкома ВКП (б) утвердило заместителей начальника строительства оборонительного рубежа: по хозяйственным вопросам назначило А. М. Шульпина, по вопросам снабжения — М. М. Денисова, а также Е. П. Питовранова, который затем возглавил строительство [1, л. 219; 11, л. 1, 32].

17 ноября 1941 г. было создано 13-е Управление оборонительных работ Наркомата обороны (НКО) СССР (организовано в III декаде октября) и 16 полевых строительств. Работы по сооружению Горьковского обвода и Окского рубежа выполняло мобилизованное в порядке трудовой повинности гражданское население г. Горького и области. Это были колхозники, инженерно-технические работники (ИТР), служащие и рабочие и члены их семей, не занятые в оборонном производстве, домохозяйки. К этим работам были привлечены и студенты вузов, техникумов, учащиеся ремесленных училищ и 9−10 классов средних школ. Строительство рубежа Жайск — Фоминки, протяженностью 15−18 км, было возложено на 7-ю саперную бригаду 3-й саперной армии [2, л. 128].

Явку мобилизованных на место работы с инструментами из расчета: 1 лопата каждому, 1 лом на 25 чел., 1 топор на 10 чел., 1 кирка на 20 чел. и др., запас продовольствия на 7 дней колхозникам, рабочим и служащим — на 5 дней обеспечивали председатели сельских советов и секретари первичных партийных организаций. Мобилизованные должны были прийти обутыми и одетыми по-зимнему, имея при себе запас белья, полотенце, рукавицы, котелок или миску, кружку, ложку, матрацную наволочку и одеяло [2, л.189].

Предстояло произвести огромный объем работ по строительству 1-й очереди оборонительных сооружений. Необходимо было построить 959 км противотанковых рвов (ПТР) и эскарпов, осуществив выемку около 14 млн м3 земли, построить 2124 огневые точки (подсчет М.М.) [2, л.129]. На дорогах устанавливались деревянные надолбы, металлические «ежи», устраивались лесные завалы и возводились снежные валы.

Более 40 предприятий, в т. ч. заводы № 21, 92, 112, им. Молотова, Стройгаз г. Горького, заводы № 80, 96, «Ока» г. Дзержинска включились в производство заказов для нужд оборонрубежа [2, л.143; 5, л. 78]. Ежедневно в обком партии поступали сводки о выполнении заказов на «ежи» и железобетонные изделия, в т. ч. колпаки для дзотов [2, л.1, 2].

На строительство оборонительных сооружений прибыло из района и г. Кулебаки 4000 чел., из Салганского и Теплостанского районов — по 2000 чел. Первомайский район мобилизовал 5000 чел., Гагинский, Большемаресьевский, Кзыл-Октябрьский, Муромский районы — по 3000 чел. и т.д. [2, л.89].

Но строительство постоянно испытывало недостаток в людских ресурсах. В первой декаде ноября 1941 г. обеспеченность рабочей силой на ПС-5 составляла 60%. В первое время невыполнение норм напрямую было связано с определением прорабами норм «на глазок» [2, л.80]. Но на некоторых ПС, где работа была организована лучше, суточное задание по земляным работам перевыполнялось. На ПС-14, опережавшим другие полевые строительства, оно составляло 130−160% [2, л.86]. 4 декабря 1941 г. на ПС работало 175 991 чел. [5, л.9]. В бригадах создавалась партийно-комсомольская прослойка, на строительство оборонительных рубежей было мобилизовано 1411 членов ВКП (б) и 3417 членов ВЛКСМ [5, л.77].

Аэрофотосъёмка Горького с указанием целей для бомбардировок. Стратегический центр «Кремль»

Лучшими среди партийных работников, возглавивших полевые строительства, были названы секретарь Свердловского райкома ВКП (б) г. Горького А. И. Харионовский, секретарь Выксунского райкома ВКП (б) (парторг ПС-14) Г. Н. Шумилов, секретарь Дзержинского горкома ВКП (б) (парторг ПС-2) И. П. Филиппов и др. [5, л.77, 78].

Для производства работ не хватало транспортных средств (тракторов, автомашин и лошадей). На учет была взята вся дорожно-земляная техника, механизмы и инструменты, имевшиеся в городах и городских районах Горьковской области. На 18 октября 1941 г. значилось 13 грейдеров, 32 механические лопаты (Беккер, Юклид), 55 моторных и прицепных катков, 6 канавокопателей и бульдозеров, 24 камнедробилки, 482 тракторных плугов, 211 ленточных транспортеров и т. п. Для обеспечения рабочей силы на местах было дано задание в кратчайший срок изготовить рабочий инвентарь. Кулебакский райком ВКП (б) поручил директору завода № 242 Борисову в 2-дневный срок изготовить 200 лопат, 280 ломов, 220 шт. кирок [2, л.79, 188, 189].

9 ноября 1941 г. состоялось совещание, на котором I секретарь Горьковского обкома и горкома ВКП (б), председатель ГГКО М. И. Родионов поставил перед руководством полевых строительств несколько задач: 1-ое «ставьте для себя превыше всего заботу о людях, которые к вам приехали»; 2-ое — необходимо переломить отношение некоторых руководителей строительства, недооценивающих роль техники, и «загнать на строительство как можно больше тракторов, экскаваторов, использовать технику по настоящему»; 3-е — понимать значение взрывных работ, продумать их организацию, меры охраны людей при их производстве; 4-ое — рациональнее использовать всех людей на участках, подсчитывать производительность труда от количества всех находящихся на строительстве, в т. ч. не вышедших на работу.

Бригадиры каждый день должны информировать работников о количестве сделанного, поощрять лучших и указывать на худших, добиться, чтобы рабочие не покидали своих мест в религиозные праздники, во время налетов фашистских самолетов на г. Горький. Расценивать каждый уход как дезертирство, как предательство, как бегство. Развернуть политико-воспитательную работу. «Иногда суд не может повлиять на людей, как по-настоящему организованная партийно-массовая работа с людьми. Почему-то нет ни одного героя, которого бы знала вся стройка». На строительстве должна быть военная дисциплина или близко к военной [2, л.171−178].

19 ноября 1941 г. 13-м Управлением оборонительных работ НКО СССР был издан приказ № 58, согласно которому для всех устанавливался 10-ти часовой рабочий день с 7:00 до 18:00 с перерывом на обед с 12:00 до 13:00 и коротким 10-ти минутным отдыхом одновременно для всех работающих на участке ежечасно. За преждевременный уход с работы до 20-ти минут на виновных накладывалось административное взыскание, за опоздание или уход с работы более 20-ти минут применялись меры согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. Вводилась неограниченная сдельная оплата труда. При выполнении нормы в течение недели на 200% и более вручался красный флажок «двухсотника», и устанавливалась оплата труда в полуторном размере. При выполнении в течение месяца нормы на 100% и выше за работниками сохранялась заработная плата по месту основной работы [5, л.12, 12об.; 13, с.44].

Немецкая карта Горького с указанием целей для бомбардировок

С рано наступившими холодами стали иметь место текучесть кадров, дезертирство, невыход на работу из-за отсутствия теплой одежды и обуви. С полевых строительств стала поступать информация об отсутствии обуви. Зам. начальника 1-го участка ПС-3 Беликов направил в Горьковский обком партии телеграмму: «Положение с обувью у рабочих трассы, и, главным образом, у студентов города Горького, катастрофическое. Имеется налицо массовый невыход на работу. Просим отпустить 2000 пар лаптей и 100 кг кошмы для подшивки валенок» [4, л.69]. Чтобы исправить положение руководством области были предприняты меры по изысканию местных ресурсов. К 22 ноября 1941 г. через потребкооперацию в рабочие бригады и колонны было отгружено 27 000 шт. ватных полупальто и телогреек, шаровар — 15 000 шт., гимнастерок — 20 000 шт., рубах нательных и кальсон — по 15 000 шт., рукавиц — 50 000 пар, 58 300 пар бахил и 20 000 пар лаптей, отпущено для технического состава 2000 пар валенок. К 1 декабря был сделан дополнительный заказ на 150 000 пар лаптей, изготовлено 15 000 пар теплых портянок [2,. л.79, 133]. Но большие трудности, по-прежнему, испытывались из-за износа обуви.

На местах тоже искали выход из сложившейся ситуации. Когда на ПС-2 из-за отсутствия обуви на работу перестало выходить 50−70 чел., секретарь Варнавинского райкома партии отыскал в Муромских лесах молодой липняк, организовал зимнюю съемку лыка, собрал бригаду мастеров, умеющих плести лапти и неспособных выполнять тяжелый физический труд, снабдил нуждающихся рабочих обувью, ликвидировав тем самым прорыв. В конце ноября 1941 г., чтобы прекратить начавшееся дезертирство со строительства рубежа, предал 8 человек суду, из которых 2 были осуждены и приговорены к 5 и 6 годам лишения свободы. Материал о дезертирах был опубликован в районной газете «За большевистские колхозы» [5, л.136].

Рабочие, мобилизованные на строительство, размещались по домам в селах, близлежащих к линии укрепления, питание организовывалось по месту квартирования. На ПС-2 люди жили в построенных в ходе работы землянках. Из жителей Чкаловского района Горьковской области выделили обслуживающий персонал 1 чел. на 20−25 рабочих и организовали утром и вечером горячее питание. Для ремонта обуви на участках были организованы артели сапожников. В случаях невозможности ремонта, отсылали людей на 1−2 дня домой, чтобы переобуться [2, л.160, 161, 163, 167, 217]. Но так было далеко не везде. В обком партии поступали жалобы на удаленность жилья иногда по 6−8 км от места работ, на неотапливаемость помещений, перебои с керосином, недостаток питания (требовали двойную норму) [2, л. 175].

В местностях, где были расквартированы строители рубежей, проводились совещания с домохозяйками по вопросам бытового обслуживания и организации отдыха после работы, организовывались проверки качества выполнения работ и организации питания и жилищно-бытовых условий, создавались доски учета соцсоревнования под названием «Чем ты помог фронту» с фамилиями членов бригады и цифрами их дневной выработки, вводилась рабочая марка: на законченном объекте — огневой точке, землянке прикреплялась табличка с указанием бригады и ее персональном составе [5, л. 3].

Сооружение оборонительных рубежей стало особой заботой ГГКО. За период с 1941 г. по 1942 г. на заседаниях комитет рассмотрел 30 вопросов, связанных с оборонительными рубежами. На повестке дня Горьковского обкома ВКП (б) также не раз стояли вопросы строительства. М. И. Родионову в обком партии и ежедневно подавались сводки о выполненных объемах работ [3, л. 59].

По постановлению Горьковского обкома ВКП (б) на строительстве оборонительного рубежа редакцией газеты «Горьковская коммуна» 3 раза в неделю выпускалась многотиражная газета «За родину». На всех участках ПС была проведена большая работа по развитию низовой печати. «Боевые листки», «молнии» и стенные газеты рассказывали людям о трудовом героизме товарищей, освещались методы работы лучших строителей, назывались передовики производства, клеймили позором лодырей и лентяев. В короткие и обеденные перерывы организовывалась читка газет. Печать способствовала улучшению организации труда, укреплению трудовой дисциплины, поддержанию духа стахановского соперничества. Для поощрения был введен красные флажок «двухсотника», практиковалось проведение совещаний по профессиям (землекопов, подрывников, плотников) [5, л. 4].

В огромных масштабах при строительстве оборонительных сооружений производились земляные работы — рыхление грунта, его выемка и равнение. Вносилось немало ценных предложений, направленных на повышение производительности труда. Для рыхления грунта приспособили тракторные плуги, переделанные на грейдеры. При этом на ПС-3 производительность труда плуга-грейдера составила 17,1 м3 земли в час, он смог заменить 50−60 чел. рабочих, освободив их от тяжелого физического труда [13, с.48]. Из-за сильного промерзания почвы производились взрывные работы.

Многое в работе зависело от правильной, рациональной организации труда. Постоянное совершенствование методов работы, правильная расстановка рабочей силы, сплоченность и дисциплинированность, ясное понимание дневного задания помогли бригаде Завражного на ПС-4 добиться выполнения нормы выработки до 200−250%. ИТР проявляли немало инициативы и изобретательности, чтобы в условиях суровой зимы облегчить труд людей. На ПС-1 в одной из бригад колонны Колокольцева была устроена и применена ледяная дорожка. С помощью досок, 4-х небольших брусков и тонкого слоя льда устраивалось 2 желоба — своеобразные «рельсы», по которым передвигались сани, позволявшие транспортировать вынутый грунт до нужного места. На этой операции могли работать и женщины, и подростки, перевозя в 3,5 раза больше грунта, чем переносить двое рабочих на носилках [13, с.55, 56].

Люди трудилась с полной отдачей. Колхозник Краснобаковского района Горьковской области Иван Арсеньевич Смирнов ПС-14 выполнял норму на 600−700%, вынимая до 15 м3 земли за смену. Хорошо работали в лесу на заготовке срубов уренцы под руководством секретаря Уренского райкома ВКП (б) Н.И. Лобанова. Они обеспечили не только свой участок, но и соседние.

Комсомольцы и молодежь показали образцы самоотверженной работы. Инженер-мостовик одного из заводов г. Горького бригадир-двухсотница комсомольско-молодежной бригады Васильева стала инициатором соревнования на строительстве. Особо отличились комсомольско-молодежные бригады Зои Беловой (ПС-3), Громова (ПС-5), Евдокии Хреновой (ПС-2), Алексея Лужкова (ПС-10) и др. Бригада комсомольца Клявина не уходила с трассы до 19−20 ч. вечера, не закончив свой участок. Члены бригады вырабатывали в среднем по 3,8 м3 земли при норме 2,3 м3 [13, с.41 — 43]. На ПС-2 бригады двухсотников Биушкина, Золотарева, Демченко организовали круглосуточную работу. Плотники бригад Савельева, Тимофеева, Крюкова работали в 2 смены, ночью при факелах, кострах и смогли первыми закончить работу на своем строительстве [5, л. 80, 81].

Бригаде Сиднева ПС-3 могли бы позавидовать профессионалы-землекопы, она опрокидывала все представления о нормах. В декабре при промерзании грунта на 1,75 м «сидневцы» смогли выполнять нормы по 400−500%. 26 декабря 1941 г. бригада Сиднева и политрука И. Печерниковой завершив работы на своем участке, в оставшиеся дни оказывала помощь другим участкам и последней выехала со строительства рубежа. Заработанные деньги в дни коллективного рекорда передала в фонд обороны [7, л.1, 2]. А ведь в бригаде работали курьер, педагоги, технические работники Горьковского Дворца пионеров. Возраст от 16 до 60 лет. Но всем им были присущи: любовь к родине, ненависть к врагу и вера в победу [13, с.21.].

Коллективом студентов, профессоров, преподавателей и служащих Горьковского государственного университета за 50 дней было вырыто 1083 погонных метров рва и вынуто 16 200 м3 земли. Средняя выработка на 1 человека составила 81 м3. Производительность труда за декабрь 1941 г. — 103%. Работая на строительстве участка рубежа в Борском районе Горьковской области, коллектив вуза получил благодарность от начальника ПС-8, по итогам работы на участке рубежа в Павловском районе ему было присуждено переходящее Красное знамя Свердловского райкома ВКП (б) и райисполкома г. Горького [5, л.90].

27 декабря 1941 г. начальник передового ПС-2 В. М. Волгин и парторг И. П. Филиппов направили в Горьковский обком ВКП (б) рапорт о досрочном завершении всех основных работ по сооружению противотанковых препятствий и постройке огневых точек на ПС-2. Сооружение противотанковых препятствий и постройка огневых точек по переднему краю была выполнена в установленные сроки 15 декабря [8, л.3].

В течение 2-х месяцев 1941 г. в условиях осени и суровой зимы, преодолевая все трудности и препятствия, работали люди на строительстве оборонительного рубежа и его обводов, — и как результат их героических усилий явилась неприступная оборонительная линия противотанковых препятствий, линия с прочной огневой защитой. Цифры свидетельствуют о масштабах проведенной работы: на строительстве рубежа было выполнено 11 500 тыс. м3 земляных работ. Всего на полевых строительствах работало свыше 500 тыс. человек. Норма выработки на 1 человека в декаду в начале строительства была 1,20 м3, в последнюю фронтовую декаду в период сильных морозов выросла до 2,11 м3 на человека. 115 000 человек ежедневно перевыполняли норму, из них — 15 000 человек на 200−300% [5, л.78, 89]. К январю 1942 г. на дальних подступах к г. Горькому на протяжении 1011 км были вырыты противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, установлены надолбы, «ежи», возведены лесные завалы и снежные валы, построено1892 огневые точки (доты, дзоты и т.п.), 1026 землянок [6, л.32.]

Памятник горьковчанам — доблестным труженикам тыла
(сс) Алексей Трефилов

7 января 1942 г. в Горьком участники областного митинга стахановцев-строителей оборонительных рубежей приняли обращение к трудящимся Горьковской области, которое содержало такие слова: «Родной город Горький опоясан мощными линиями противотанковых укреплений… Люди, преодолевая мерзлоту, боролись за каждый кубометр вынутого грунта, выполняли свои нормы, как… бойцы на передовой линии фронта… Наша стройка стала школой труда и мужества…» [9, л. 36, 70]. Как клятва «Враг не пройдет!» прозвучали слова нескольких сот тысяч строителей оборонительного рубежа в ответ на обращение М.И. Родионова к участникам строительства. Горьковчане, проявив трудовой героизм и стойкость, выполнили поставленные перед ними задачи в самые сжатые сроки. 80 особо отличившихся участника строительства были награждены орденами и медалями. 10 186 строителей оборонительного рубежа и 400 коллективов предприятий, учреждений, колхозов и др. были отмечены Почетными грамотами Горьковского городского комитета обороны, 873 человека — премированы [10, л. 365−371; 457, 458].

К счастью, оборонительные сооружения так и остались «невоевавшими окопами».

Примечания:1. ГКУ ГОПАНО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 2062.2. Там же. Д. 2114.3. Там же. Д. 2116.4. Там же. Д. 2156.5. Там же. Д. 2505.6. Там же. Д. 2649.7. Там же Д. 2693.8. Там же. Д. 2700.9. Там же. Д. 2774.10. Там же. Р-2518. Оп.1. Д.1, 2.11. Ю.Адрианов. Невоевавшие окопы. www.drive2.ru/b/2231590/. (Дата обращения: 21.04.2021 г.).12. Книга памяти нижегородцев, павших в Великую Отечественную войну 1941−1945 годов. Нижний Новгород. Том 1: Автозаводский, Канавинский, Ленинский, Московский районы. — Н. Новгород: ГИПП «Нижполиграф». 1994. — 672с, ил. 16 с.13. Опыт стахановцев — строителей оборонительного рубежа. — 1941. — 79 с.

Доклад заместителя директора Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГКУ ГОПАНО) Марины Марченко «Трудовой подвиг горьковчан на строительстве оборонительных сооружений вокруг г. Горького и г. Мурома (по документам ГОПАНО)» на научной конференции ИА REGNUM и Российского военно-исторического общества 30 сентября 2021 года «Память народного подвига: тыл СССР и Сурский рубеж, 1941−1942 гг.».

6 октября 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика