“ ИА REGNUM ”
Голое администрирование и трудовое свершение при возведении Сурского рубежа

Время чтения 19 мин

Аннотация

Серьёзным достижением в истории крестьянства Мордовии в годы Великой Отечественной войны было трудовое свершение, совершённое жителями республики при строительстве оборонительных рубежей, проходящих по правому берегу реки Суры. Испытывая трудности и лишения, при острой нехватке продовольствия, инструментов, была проделана огромная работа по строительству Сурского укрепленного рубежа.

ИА REGNUM 30 сентября 2021 года при участии Российского военно-исторического общества провело в пресс-центре ИА REGNUM (г. Москва) научную конференцию «Память народного подвига: тыл СССР и Сурский рубеж, 1941−1942 гг.». ИА REGNUM публикует доклад кандидата исторических наук, доцента кафедры всеобщей истории и мирового политического процесса МГУ им. Н. П. Огарева Сергея Митина «Мобилизация органами государственной власти Мордовии сельского населения на строительство Сурского укрепрайона в 1941 г.».

Сурский рубеж
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Мобилизация органами государственной власти Мордовии сельского населения на строительство Сурского укрепрайона в 1941 г.».

Серьёзным достижением в истории крестьянства Мордовии в годы Великой Отечественной войны было трудовое свершение, совершённое жителями республики при строительстве оборонительных рубежей, проходящих по правому берегу реки Суры. Испытывая трудности и лишения, при острой нехватке продовольствия, инструментов, была проделана огромная работа по строительству Сурского укрепленного рубежа.

Сергей Владимирович Митин
© ИА REGNUM

Положение в августе-сентябре 1941 г. на фронтах складывалось таким образом, что на Московском направлении не оказалось единой линии фронта, не было и крупных военных резервов в районе Москвы. Над Советским Союзом нависла угроза поражения. В сентябре-октябре 1941 г. многие тыловые области и республики, в том числе и Мордовия почувствовали на себе тяжёлое дыхание войны, так как они становились прифронтовыми. Тогда над данными районами, в том числе и над Мордовией, появлялись вражеские самолеты, а в соседнюю с Мордовией Рязанскую область вторгался вражеский десант.

В эти тяжелые дни высшее военное и партийное руководство страны разрабатывало планы создания стратегического эшелона вооруженных сил в составе девяти резервных армий на рубеже: Вытегра — Рыбинск — Горький — Саратов — Сталинград — Астрахань. В ночь на 5 октября 1941 г. данный план был принят Государственным Комитетом Обороны. Раскрывая цель данного плана, нужно сказать, что ГКО считало недопустимым отступление восточнее намеченного рубежа. В случае отступления за данный рубеж поражение Советского Союза стало бы очевидным.

Эти события имели прямое отношение к нашей республике и ее жителям. Если соединить этот рубеж в одну линию, то видно, что он должен был проходить по территории нашей республики, а точнее в районе города Саранска. Но для строительства была выбрана территория, расположенная восточнее, вдоль правого берега Суры. Это было и надежнее, так как река Сура являлась дополнительным естественным рубежом.

Река Сура
(сс)Xchgall

С 10 октября 1941 г. вдоль юго-восточной границы Мордовии стала проводиться топографическая съемка и привязка на местности будущих оборонительных объектов. Пока военные топографы выполняли свое задание, в руководящих партийных и советских организациях прорабатывались варианты предстоящих работ, их объем, формы и методы реализации намеченных планов. Руководству страны и всем тем, кто был знаком с объемом предстоящих работ было ясно, что данные работы по строительству оборонительных рубежей невозможно было выполнить силами лишь одних военных, а именно саперных и инженерных частей. Поэтому Совнарком СССР для выполнения поставленных задач по строительству решил привлечь на оборонительные работы колхозное крестьянство. 3 ноября 1941 г. от Совнаркома СССР в Совнарком МАССР была направлена телеграмма, в которой указывалось, что крестьяне будут привлекаться на оборонительные работы в порядке трудовой повинности и что правлениям колхозов Мордовии для обеспечения колхозников, привлекаемых на оборонительные работы, разрешать выделять из «общественных фондов необходимое количество продовольствия на весь период пребывания колхозников на оборонительных работах» [1. 91].

Данная телеграмма для ознакомления была разослана по всем райкомам нашей республики. Она явилась сигналом подготовки к предстоящим работам. Партийные и советские работники на местах выискивали продовольственные ресурсы, необходимые инструменты, вели учет трудоспособного населения.

Что касается крестьянского населения республики, то следует сказать, что они совершенно не были осведомлены о предстоящих работах, находились в неведении как часто тогда бывало. В связи с этим следует отметить, что если бы крестьян ознакомили с предстоящей трудовой мобилизацией в начале ноября 1941 г., то впоследствии данная мобилизация прошла бы более безболезненно, без вмешательства правоохранительных органов, без насильственных методов принуждения.

Необходимость начать строительство спецукреплений стала очевидной во второй половине ноября 1941 г., когда под Москвой сложилась критическая ситуация — враг подошел к столице на некоторых участках до 25−30 км. Немецко-фашистские войска в любой момент могли прорвать советскую линию обороны и устремиться дальше на восток, попутно другими частями окружая Москву. В это время было неясно, чем мог завершиться этот военный кризис у стен Москвы, и поэтому было решено подготавливать оборонительные рубежи на востоке.

После соответствующих указаний Москвы, 23 ноября 1941 г. Совнарком МАССР и бюро Мордовского обкома ВКП (б) приняли совместное постановление о строительстве специальных укреплений, проходящих по территории МАССР и соседней области. В данном документе строго по военному, в явочном порядке, было расписано всё, что нужно было делать, кто и когда что выполняет. В постановлении уже указывалось количество людей, необходимых для выполнения поставленных задач по строительству, количество лошадей, техники и необходимых инструментов. По плану намечалось привлечь на строительство 67 тыс. человек из 22 районов республики, 50 тракторов, 4700 лошадей. Для обслуживания мобилизованных выделялось 22 врача, 63 человека младшего медперсонала, 22 техника-строителя, 22 землеустроителя, 44 дорожных работника. Предусматривалось почти всё, любая мелочь: на каждые 10 человек — 8 железных лопат, 3 лома, 3 топора, 2 колуна, одна поперечная пила и другой необходимый инструмент». Также в данном постановлении был записан пункт о немедленном рассмотрении дел о нарушении закона о трудовой и гужевой повинности.

Строительство военно-полевых сооружений. Сурский рубеж. Чувашия

Задачей райкомов ВКП (б) было обеспечение мобилизованных крестьян политработниками и агитаторами. Райкомы выделяли на весь период работы политруков из расчета на каждые 300 человек мобилизованных — одного политрука [ 2 ].

Заместителем командира 19-ой саперной бригады был назначен заместитель председателя Совнаркома МАССР И. Н. Кшнякин. Заместителем начальника 104-го полевого строительства был назначен секретарь Мордовского обкома ВКП (б) В. Г. Гидаев. Заместителем начальника 54-го полевого строительства — нарком коммунального хозяйства МАССР Н. Хайн. На них была возложена ответственность наравне с начальниками указанных строительств за организацию производства работ по спецукреплениям в установленные сроки.

Мобилизация трудоспособного крестьянства на спецстроительство на местах началась 25 ноября 1941 г. В села направлялись коммунисты, которые вместе с председателями сельских Советов и колхозов, секретарями первичных партийных организаций и активистами проводили учет и организовывали сбор крестьян для отправки на спецстроительство. Они также вели разъяснительную и агитационную работу, организовывали сбор продуктов, фуража, необходимого инвентаря. Нередко прибывших коммунистов сопровождали сотрудники НКВД или милиции, которые во время сбора или отправки крестьян силой приводили неявившихся.

Для каждого района были определены маршруты движения, срок прибытия и место квартирования. Легче было мобилизованным из тех районов, на территории которых пролегала железная дорога.

Например, мобилизованным из Саранского района предписывалось прибыть к месту работы 29 ноября. И мобилизованные за один день на нескольких поездах были переброшены к месту строительства [ 3 ]. Или же мобилизованным из Ладского района предписывалось прибыть на место строительства также 29 ноября. Доставка крестьян к месту строительства аналогично проводилось железнодорожным транспортом за один день. Крестьяне должны были явиться «к 12 часам дня на станцию Лада для отправки на строительство» [ 4 ].

Больше проблем со своевременным прибытием на место строительства возникло у крестьян тех районов, где отсутствовала железная дорога. Это такие районы, как Ельниковский, Старошайговский, Краснослободский, Большеигнатовский, Мельцанский. Мобилизованным из этих районов предписывалось явиться на место строительства позднее, а именно 30 ноября или 1 декабря. На это решение повлияло также и то, что эти районы были удалены от места намечаемого строительства. Большое количество крестьян прибывало на работу пешком.

Строительство военно-полевых сооружений

Госархив современной истории Чувашии

Говоря о мобилизации, следует указать на то, что она не проходила столь гладко, как хотелось бы партийным и советским органам. Несмотря на агитационную и пропагандистскую работу, часть крестьян не хотели идти на строительство. И это был не недостаток патриотизма. Начинались сильнейшие морозы первой военной зимы, к холоду прибавлялся голод. И в такое суровое время крестьян обязывали уходить из дома на месяц (в постановлении говорилось, что крестьяне мобилизуются не менее, чем на месяц). Крестьяне на данном строительстве — это были не молодые мужчины, которые могли легко перенести тяготы суровой зимы и тяжелой работы, это были, в основном, женщины, подростки и пожилые люди. И как следствие, определенное количество крестьян уклонялось от мобилизации. Доходило до таких случаев, когда в селе Новотроицк Старошайговского района, местный врач за соответствующую плату выдавал справки о том, что данный человек болен и не может отправляться на строительство. В селе Налитово (в настоящее время — Пуркаево) Дубенского района, крестьяне, не желающие идти на работу, откупались у местного председателя сельского Совета» [ 5 ]. Также заметное отставание наблюдалось в Рузаевском районе, из которого на строительство прибыло 2170 человек вместо 4 тысяч запланированных» [ 6 ].

Серьезное отставание наблюдалось в деле обеспечения мобилизованных транспортом, инструментами и другим инвентарем. Из 22 районов было мобилизовано: 31 трактор вместо 50, ощущалась нехватка лошадей, из инструментов особенно не хватало железных ломов.

Советское и партийное руководство МАССР, предвидя трудности в обеспечении мобилизованных инструментами, поручило их изготовление Саранским промышленным предприятиям: пенькокомбинату — 1000 ломов, маслозаводу — 500 ломов и 500 лопат, стройтресту — 850 ломов, управлению трудрезервов — 2500 ломов [ 7 ].

Общая протяженность оборонительной линии, на которой должны были трудиться мобилизованные из Мордовии, составляло 80 км, и проходить она должна была по правому берегу Суры. Участки строительства распределялись следующим образом. Крайние точки спецстроительства: от места впадения в Суру реки Барыш и участок железной дороги Рузаевка — Инза. 104-е полевое строительство располагалось на участке от устья реки Барыш до с. Котяково. 54-е полевое строительство от с. Котяково до с. Тияпино. 19-я саперная бригада — от с. Тияпино до с. Ильино. Оборонительный рубеж должен был представлять из себя противотанковые рвы, эскарпы, отсеченные рвы, блиндажи, окопы и лесные завалы. Также в систему полевых укреплений входили землянки и командные пункты.

Жители Мордовии внесли существенный вклад в Великую Победу, помогая фронту деньгами, боеприпасами, продуктами

Работа по строительству оборонительных сооружений началась 1 декабря 1941 г. Зима 1941−1942 гг. была суровой, с сильными морозами. В таких условиях суточный объем работы на человека был довольно большим. Норма выработки для мужчин составляла 2 кубометра, для женщин — 1,75 кубометра в день. Такие силовые затраты не могло восполнить скудное питание. Котловое довольствие было организовано по минимуму военной поры. По имевшимся планам продовольственной заготовки по Ардатовскому и Ромодановскому районам подсчитано, что в день на одного человека в идеале должно было выходить в среднем: 80 грамм мяса, 1 кг хлеба (зерном), 100 грамм крупы, 20 грамм масла, 1 кг картофеля. Но работа шла бы быстрее и успешнее, если бы данное продовольствие вовремя доставлялось на линию спецстроительства. Но в обеспечении мобилизованных продовольствием наблюдалось отставание. В связи с этим был большой процент невыхода на работу, низкая производительность труда и много случаев дезертирства. Из 2170 человек, мобилизованных в Рузаевском районе, дезертировало 400 человек» [ 8 ]. Из прибывших 3120 человек из Ромодановского района к 27 декабря осталось 1600 человек» [9]. Из мобилизованных крестьян Козловского района дезертировало 273 человека» [10]. Но дезертирство наблюдалось не везде. Например, в батальоне N 73, в котором работали мобилизованные крестьяне из Атяшевского района, из 147 колхозников колхоза «Труд» не дезертировал ни один человек, а также за все время работы не было ни одного прогула. И причиной тому была бесперебойное обеспечение продуктами и фуражом.

18 декабря 1941 г. на бюро Мордовского обкома ВКП (б) партийные работники уже отмечали, что крестьяне дезертируют с мест строительства не от хорошей жизни. Пытаясь решить вопросы с продовольственным обеспечением, по распоряжению обкома ВКП (б) на трассе спецстроительства была развернута торговля различными товарами первой необходимости — промышленными и продовольственными. Но основная масса работающих — крестьяне ничего не могли купить из-за отсутствия денег, и они по прежнему испытывали голод. К этому надо добавить, что зарплата крестьянам на спецстроительстве начислялась как и в колхозах — трудоднями, а всем остальным работающим она начислялась в рублях, как и по месту основной работы.

Труженики тыла. Мордовская АССР. 1940-е

Продолжая решать накопившиеся проблемы на спецстроительстве, Совнарком МАССР и партийное руководство активно стали проводить работу по наведению порядка на спецстроительстве. Совнарком МАССР направил телеграмму в райисполкомы республики, в которой говорилось, что: «По имеющимся данным ряд районов, особенно Рузаевский, Мельцанский, Ладский, Кадошкинский, Инсарский последнее время игнорируют решения СНК и обкома от 23 ноября о спецстроительстве, не возвращают обратно на строительство людей, самовольно оставивших строительство, не доставляют своевременно продовольствие работающим на строительстве колхозникам… Исходя из этого, СНК и Обком обязывают: 1. В двухсуточный срок самовольно оставивших строительство людей вернуть обратно. 2. В трехсуточный срок доставить на спецстроительство продовольствие и фураж» [11].

Активно функционировала и карательная система. Сохранились документы, где указывалось, что в Ромодановском районе за дезертирство было осуждено 10 человек. Причем, одну из женщин приговорили к 10 годам, а другую — к 8 годам заключения» [12]. И репрессии приняли массовый характер. На это осмелился указать ответственный работник Мордовского обкома ВКП (б) Ермолаев, направивший в Совнарком МАССР и Мордовский обком ВКП (б) докладную, в которой говорилось «…Со стороны командования вместо оказания практической помощи и делового руководства имеет место прямое и голое администрирование, как то: аресты колхозников, инженерных и технических работников, принявшие массовый характер» [13].

Труженики тыла. Мордовская АССР. 1940-е

Также следует остановиться на рассмотрении состава мобилизованного крестьянства. Самый большой процент работающих на спецстроительстве составляли женщины. Мужскую половину на строительстве представляли подростки и пожилые, приближающиеся к 60 годам крестьяне. Подростки выполняли, в основном, транспортную работу на лошадях — перевозили лес, продукты, выполняли различные поручения. Причем, первые 20 дней работа шла не очень быстро, не хватало то одного, то другого. В организации управления спецстроительством было много непродуманного. Штаб 19-ой саперной бригады находился в Саранске, что было чрезвычайно нерационально. Поэтому 22 декабря 1941 г. этот штаб был перенесен ближе к месту строительства, в с. Сабаево» [14]. Снабжение мобилизованных также стало улучшаться с 20-х чисел декабря. Недостающие ранее инструменты были изготовлены на заводах и отравлены к месту строительства. Продукты также стали поступать регулярнее. Их стали выдавать в долг местные заготовительные организации как то — Заготзерно, Заготскот и др. На строительстве стал постепенно налаживаться быт мобилизованных крестьян. На объектах было организовано соревнование, появились свои передовики и стахановцы. Причем, женщины работали не меньше и не хуже мужчин. Например, колхозница М. Фомина из колхоза «Красный Восток» Ардатовского района выполняла дневной выработки 4,2 кубометра земли, или колхозница «Колхоза им. 8 Марта» Большеигнатовского района Л. Немаева выполняла задание на 148% в день. Колхозница М. Жукова, из колхоза «Прогресс» Большеигнатовского района с 1 января 1942 г. возглавила строительное отделение. Ее отделение в среднем выполняло дневную норму на 162%. После окончания работ все отделение было награждено денежными премиями» [15].

Госпиталь. Мордовская АССР, 1940-е

Однако, судя по многим документам, энтузиазм на строительстве не был высоким. Они не отразили того массового трудового самопожертвования, которое наблюдалось во время других работ, как то: различные субботники, сбор металла, различные сельскохозяйственные кампании. Документы, освещающие ход данных кампаний, пестрят перечислениями трудовых достижений, фамилиями передовиков, количество выработанной продукции. В документах же, освещающих ход строительства оборонительных сооружений, фактов о трудовых достижениях приводится сравнительно мало. Причиной этому явилось то, что крестьяне Мордовии строили оборонительные рубежи «позади» своего места жительства. Враг надвигался с запада, а мордовское крестьянство возводило укрепление на восточной границе Мордовии. Любой человек мог прийти к выводу, что если немецко-фашистские войска двинутся дальше на восток и остановятся перед укрепленным рубежом, Мордовия окажется захваченной. Мобилизовав на строительство данного рубежа крестьянство Мордовии, руководство страны допустило просчет. Не было ли разумнее мобилизовать на данное строительство крестьян Пензенской и Ульяновской областей. В данном бы случае чувство защищенности у крестьян этих областей было бы моральным подспорьем в работе, не было бы того угнетенного состояния из-за возможной в любой момент оккупации.

Запланированный объем работ не был выполнен за 30 намеченных дней. Понадобилось еще более половины месяца, чтобы были закончены работы первой очереди. 15 января 1942 г. руководители строительства рапортовали о завершении первого этапа работ. Несмотря на частые случаи дезертирства, на почти полное отсутствие энтузиазма, высокая оценка в данном рапорте давалась колхозному крестьянству. В нем, в частности, говорилось: «Мощный коллектив колхозников Мордовской Республики проделал огромную работу и к15 января 1942 года закончил работу, выработав свыше 1 млн кубов земли, построив большое количество противотанковых и огневых сооружений» [16].

После окончания работ крестьян стали отпускать домой. Нужно отметить, что Мордовский обком ВКП (б) позаботился о благополучном возвращении крестьян, чтобы оно прошло без осложнений. Всем секретарям райкомов была разослана телеграмма, в которой говорилось: «Обком партии предлагает вам немедленно обязать всех председателей сельсоветов, колхозов при переходе возвращающегося населения после окончания работ спецстроительства, предоставлять квартиры для отдыха-ночлега, оказывать товарищескую помощь в предоставлении горячей пищи и т. д. Установите личное наблюдение за безотказным обслуживанием передвигающихся колонн».

Итак, работа, возложенная на крестьянство Мордовии, частично была выполнена. В рапорте на имя первого секретаря Мордовского обкома ВКП (б) В. П. Петушкова отмечалось, что руководящими работниками спецстроительства составлены списки для награждения премиями работавших на строительстве: «Просим вас наше ходатайство удовлетворить и отметить колхозников, рабочих и служащих, а также и командно-политический состав участников строительства оборонных сооружений» [17].

Участница строительства Сурского рубежа
Cap.ru, администрация Шумерли

Совет Народных Комиссаров и бюро Мордовского обкома ВКП (б) постановили: «За проявленные образцы стахановской работы и высокую производительность труда на спецстроительстве премировать колхозников, рабочих и служащих» [1]. Учитывая, что на строительстве трудилось более полусотни тысяч человек, количество представленных к премиям было довольно небольшим. Всего премиями, размер которых был в основном от 100 до 150 рублей, было награждено 336 человек, Из них около 93% были крестьянами, остальные — военные, рабочие, служащие. Бюро Мордовского обкома ВКП (б) обязывало председателей исполкомов райсоветов в декадный срок произвести выдачу премий. Кроме награждения отдельных людей, были также отмечены ряд колхозов и их правления, «которые повседневным вниманием и заботой к удовлетворению нужд колхозников своего колхоза обеспечили успешное выполнение своих планов на спецстроительтве» [18].

Источники:1. Сурский рубеж (Документы и материалы). В кн.: Подвиг народный. Саранск, Мордов. кн. изд-во. + 1995.2. Мордовия в период Великой Отечественной войны 1941−1945. — Т 1. С. 204. — Саранск, 2005.3. ЦДНИ РМ. Ф.391, Оп.1, Д.149, Л.47.4. Там же. Ф.1238, Оп.1, Д.63, ЛЛ.179−180.5. ЦДНИ РМ. Ф.1241, Оп.1, Д.142, Л.42.6. ЦГА РМ. Ф.-Р 228, Оп.3, Д.64, Л.1998.7. Там же. Оп.6, Д.34, Л.274.8. Сурский рубеж (Документы и материалы). В кн.: Подвиг народный. Саранск, 1995. С.98.9. ЦДНИ РМ. Ф.76, Оп.1, Д.124, Л.89.10. Там же. Ф.270, Оп.1, Д.68, Л.24711. ЦДНИ РМ. Ф.269, Оп.3, Д.238, Л.189.12. Там же. Ф.76, Оп.1, Д.140, Л.4.13. ЦГА РМ. Ф.-Р 228, Оп.3, Д.64, Л.2002.14. ЦГА РМ. Ф.-Р 228, Оп.3, Д.64, Л.2003.15. ЦДНИ РМ. Ф.269, Оп.3, Д.517, Л.6.16. ЦДНИ РМ. Ф.269, Оп.3, Д.517, Л.20.17. Там же. Л.19.18. ЦДНИ РМ. Ф.269, Оп.3, Д.493, ЛЛ.183, 196, 194.

Доклад кандидата исторических наук, доцента кафедры всеобщей истории и мирового политического процесса МГУ им. Н. П. Огарева Сергея Митина «Мобилизация органами государственной власти Мордовии сельского населения на строительство Сурского укрепрайона в 1941 г.», подготовленный для научной конференции ИА REGNUM и Российского военно-исторического общества 30 сентября 2021 года «Память народного подвига: тыл СССР и Сурский рубеж, 1941−1942 гг.».

10 октября 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика