Димитриева Матрёна Николаевна

Дата рождения: 1926-11-28

Место рождения: Чувашская Республика, Мариинско-Посадский район, д. Нижние Карабаши

 

История трудового подвига:

Невидимые слёзы войны.

75 лет прошло с момента, как закончилась Великая Отечественная война, но подвиг советских людей на фронте и в тылу всегда останется гордостью для потомков.

С избранием Главой республики Олега Николаева в Чувашии создалась уникальная обстановка, благотворно влияющая на настроение широких масс в обществе, объединяющая всех неравнодушных ее жителей. И одним из моментов, за что мы, на мой взгляд, стали больше уважать руководителя региона, является проект по увековечению трудового подвига жителей Чувашии в годы Великой Отечественной войны под названием «Строителям безмолвных рубежей».
А ведь до недавнего времени о строителях Сурского и Казанского оборонительных линий почти ничего не говорилось, несмотря на то, что трудящиеся Чувашии в те годы являлись образцом высокого патриотизма и самопожертвования. Это была поистине героическая эпопея в нашей истории. В тяжелейших условиях при сорокаградусном морозе люди вручную рыли противотанковые рвы, окопы, траншеи, дзоты и землянки, используя самые примитивные орудия труда: лопаты, кирки, кувалды… Вдоль дороги Кугеево-Марпосад, на территории Карабашского, Кугеевского, Октябрьского сельских поселений и сегодня можно видеть поросшие мелколесьем или кустарниками эти рукотворные памятники минувшей войны.

Нападение немецко-фашистских захватчиков на нашу Родину в июне 1941 года в одночасье нарушило мирный труд советского народа – наступило тяжелое для страны время. Появился тревожный патриотический лозунг –«Все для фронта! Все для Победы!», который стал в годы лихолетья смыслом жизни каждого жителя Чувашии, смыслом всей страны.

Указ Главы нашей республики Олега Николаева об объявлении 2021 года Годом строителей Сурского рубежа и Казанского обвода считаю очень своевременным. Цель проекта благородная – показать жизнь и лица людей, связанных с этим временем, с этим строительством. Все это закономерно, ибо только так мы сможем в действительности увековечить память об участниках тех событий, т.е. память о строителях безмолвных рубежей. Пока мы помним о них, они живы. Они по мере сил приближали Победу, поднимали разрушенное войной народное хозяйство великой страны, но не дожили до наших дней по разным причинам…

Как бы больно ни было, но это хороший повод и для нас, чтобы вспомнить и рассказать о некоторых моментах из жизни близких нам людей, о жизни родственников, которые принимали непосредственное участие в строительстве оборонительных линий. Среди них были и моя мама – Матрена Николаевна Димитриева, 1926 года рождения, и брат моей матери Петр Николаевич Николаев, 1923 года рождения, и тетя по линии отца Анисия Димитриевна Димитриева, 1917 года рождения. Все они проживали в деревне Нижние Карабаши Мариинско-Посадского района.

В Чувашии решение о мобилизации народа на строительство оборонительных линий было принято 28 октября 1941 года. По рассказам матери, всех жителей населенных пунктов Нижние Карабаши, Верхние Карабаши и с. Покровское собрали перед зданием сельсовета. Зачитали список тех, кто должен отправиться на строительные работы. В этом списке оказались моя мама, хотя ей было тогда только 15 лет, а также тетя с дядей. Утром следующего дня они уже были на месте строительства. Сельчане собрались у конного двора, который находился в конце деревни рядом с оврагом, а оттуда, кто-то пешком, кто-то на лошадях, отправились на участок, закрепленный отдельно за каждой деревней, где в основном работали женщины, подростки и старики.

То место, где сооружали оборонительные рубежи, моя мама часто вспоминала и после окончания войны. Проезжая по главной дороге дальше от дома лесника в сторону Кугеева, мать показывала место, где они работали, т.е. недалеко от деревни Истереккасы. По ее словам, второй противотанковый ров находился ближе к Покровскому кладбищу.

Помнится, это было в 1967 году, 19 августа, когда на той стороне мы убирали комбайнами пшеничное поле. Тогда я находился на производственной практике в совхозе «Аксаринский» будучи студентом Цивильского сельхозтехникума. Старшим комбайнером в тот год был В. Оливанов, а я – его помощником. Работали мы на комбайне СК-3.

Мои родители остановились у края поля: они как раз собирались в г. Козловка. В те годы оба работали и жили там, в городе. Так уж получилось, что машина встала недалеко от того самого противотанкового рва. Мама привезла нам домашние пироги. Она любила их печь и всех нас угостила вкусными, еще теплыми, пирогами. А пока мы ели пироги, она подошла близко к тому месту, где в годы войны они с односельчанами копали противотанковый ров и долго стояла, задумавшись, разглядывала даль. Потом мама вернулась к нам и сказала, что она тоже участвовала в строительстве оборонительной линии. Вспомнила, что было очень холодно, теплой одежды почти никто не имел, на рытье окопов ходили в чем попало, большинство, как и моя мама, – в одном самотканом шароваре и в лаптях. Из-за этого она вскоре заболела. Простудила ноги.

Ее мама, т.е. моя бабушка Анна Андреевна, которая была родом из Кинер, затопила земляную баню за огородами в овраге, чтобы хворь вышла из мамы, и отваром полыни поила ее.
Но несмотря на болезни, тяжесть, с которой сталкивались строители этих рубежей изо дня в день, мама никогда ни на что не жаловалась, никого не упрекала. Правда, говорила, что с жильем и продуктами питания было очень туго.

В феврале 1942 года строительство этих оборонительных линий было завершено. Тогда всех отпустили по домам, но не прошло и двух недель, как их всех вновь собрали и отправили в «наряд» ¬– так говорили тогда в народе. Моя мама в числе других женщин оказалась на железнодорожной станции Тюрлема, т.е. попала на заготовку и погрузку дров для паровозов, которые проходили через станцию и останавливались лишь для заправки дровами и водой.

Сегодня, по прошествии лет, молодежь, наверное, и представить себе не может: как это, мол, топили дровами, разве паровозы сжигали в котлах дрова, а не каменный уголь?
Угля в те годы почти не было: его не хватало даже для оборонных заводов. Через Тюрлему проходили составы со специальными грузами и продукцией военного назначения и личные составы от Урала и Дальнего Востока. Для всего железнодорожного комплекса в годы войны было введено военное положение, действовал устав о дисциплине рабочих и служащих железнодорожного транспорта. За нарушение трудовой дисциплины рабочие отвечали наравне с военнослужащими Красной Армии. Введение военного положения помогло укрепить дисциплину.

После прибытия в Тюрлему, моей матери, как и всем женщинам, выдали новую форму железнодорожника и объяснили, чем должны заниматься. Так как мама была невысокого роста и хрупкой, то на ее худощавой фигуре форма висела мешком. Тогда ей самой вручную пришлось перешить ее. Работали по 12 часов в сутки. Матери все время хотелось уехать домой, поэтому она отрабатывала несколько смен подряд и таким образом набирала часы для поездки к родным в Нижние Карабаши. Помнится, она рассказывала, что в 4 часа утра выходила пешком из Тюрлемы на трассу Казань-Чебоксары и кое-как добиралась домой до 20 часов вечера. По дороге часто оглядывалась, очень боялась волков, так как в те годы их развелось много. Боялась и незнакомых людей, пользующихся дурной славой, которых, поговаривали, часто можно было видеть под Байгуловским мостом.
Моя мама и другие работники ночевали в Тюрлеме, в здании самой станции, где продавались билеты, и там же находился зал ожидания. В 1975 году, когда мы поехали в Москву через Тюрлему, она нам показала то место, где стояли двуярусные кровати, в том числе и ее. Сейчас этого здания нет – его снесли.

В годы войны из близлежащих деревень, районов, даже из нашей деревни Нижние Карабаши, на заготовке леса работали в основном женщины и старики. Они распиливали деревья двуручной пилой на метровые чурбаки, а затем кололи их паровыми колунами. Дерево было очень тяжело поднимать, а когда грузили чурбаки, мама говорила, что спина даже хрустела, но все равно все продолжали работать. По словам матери, в ходе погрузки дров и забора воды ни один паровоз не должен был стоять больше предписанного нормативного времени. Однако на других станциях срывы графика случались.

Так, на станции Янаул начали скапливаться составы из-за неготовности паровозов. И тогда 15 наших чувашских девушек из Тюрлемы срочно на поезде были отправлены туда. И они в течение одного месяца ликвидировали прорыв на этой станции и возвратились обратно в Тюрлему с благодарностью и денежной премией.

Иной раз на работе им давали продовольственный паек, но мама все экономила – оставляла для поездки домой. В Нижние Карабаши мама вернулась в августе 1946 года. Через 2 года, 14 октября 1948 года, она вышла замуж за моего отца, односельчанина Петра Мироновича Димитриева.
С тех пор минуло много лет. С годами я стал часто жалеть о том, что не записывал воспоминания своей матери о тех суровых годах ее молодости.

Автор статьи: сын Валерий Петрович Дмитриев

heroes

Помогите рассказать всему миру о героях, которые принимали участие в строительстве Сурского и Казанского оборонительных рубежей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.