С подписанием приемочных актов история оборонительных рубежей не закончилась

Не только строили, но и восстанавливали…

21 января 1942 года в Москву за подписями начальника 12-го армейского строительного управления Ф.А. Леонюка, председателя Совета народных комиссаров Чувашской АССР А.В. Сомова и секретаря Чувашского обкома ВКП(б) И.М. Чарыкова ушла телеграмма о завершении строительства Сурского оборонительного рубежа. Адресатами значились нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия и начальник Главного военно-инженерного управления и Главного управления оборонительных работ Наркомата обороны СССР Л.З. Котляр. Казанский обвод официально государственной приемочной комиссией был принят 11 февраля 1942 года. Акт приемки Сурского оборонительного рубежа был подписан 21 февраля 1942 года. Казалось бы, все, люди могут вздохнуть свободно…

Однако на самом деле история строительства оборонительных рубежей на территории Чувашии еще не закончилась. Точнее, история строительства — закончилась, но сразу началась следующая глава большой истории рубежей. Теперь их необходимо было охранять и поддерживать в состоянии боеготовности. А речь, на минуточку, идет, о таких цифрах: 380 км общей протяженности, 2347 огневых точек (орудийные и пулеметные дзоты, бронеколпаки и артиллерийские площадки), 1970 землянок. Кому выпадет «счастье» нести ответственность за все это хозяйство? — да все тем же, кто их строил.

25 февраля 1942 года военный комиссар Чувашской АССР получил директиву инженерного отдела штаба Московского военного округа, предписавшую ему в целях обеспечения боеготовности оборонительных рубежей в период весеннего снеготаяния и половодья собрать данные о характере и величине разлива бассейнов рек в районе оборонительных рубежей, проемы амбразур и входов в сооружения закрыть щитами из плотно пригнанных досок, щели законопатить и просмолить, расположенные на скатах сооружения окопать водоотводными канавами, организовать регулярную очистку снега, определить ответственных лиц за проведение работ по борьбе с наводнением и ликвидацией его последствий.
Были созданы специальные комендатуры тыловых оборонительных рубежей. В Чувашии таковых появилось четыре: три — для Сурского оборонительного рубежа (20-я с дислокацией в г. Курмыш, 21-я в пос. Киря (а по другим данным — г. Шумерля) и 22-я — в Чебоксарах) и одна — на Казанский обвод (23-я в пос. Урмары). Общее наблюдение за состоянием рубежей и организацией их охраны вели также районные военные комиссариаты и исполкомы районных Советов депутатов трудящихся.

Справка

Согласно постановлению Совнаркома Чувашской АССР от 5 января 1942 г. «Об организации охраны сооружений оборонительных рубежей» конкретные участки закрепили за сельсоветами и колхозами. При каждом сельсовете была создана особая комиссия из трех человек — по одному представителю от сельсовета, районного военкомата и исполкома райсовета депутатов. Раз в два месяца, начиная с 1 апреля 1942 г., комиссия в сопровождении техника-строителя должна была производить обследование своего участка рубежа и актировать состояние всех оборонительных рубежей. Была разработана и специальная инструкция по охране и поддержанию в состоянии боевой готовности сооружений Сурского полевого оборонительного рубежа.

Велись активные работы по подготовке к паводку. К близлежащим сельсоветам прикреплялось несколько километров рубежей, за обеспечение функционирования которых они несли ответственность. Надо признать, что уже на этом этапе работы оказалось достаточно. К примеру, на территории одного лишь Засурского сельсовета Ядринского района по итогам осмотра огневых точек выявилась потребность в 175 возах, 35 коне-днях и 510 человеко-днях для вывоза оставшегося после строительства лесоматериала, очистки территории и рытья канав вокруг огневых точек и землянок для предотвращения разрушения талыми водами. Не лучше обстояло дело и в других районах и сельсоветах.

Далеко не жизнерадостными оказались и выводы, полученные в результате изучения состояния рубежей в апреле 1942 г. Так, по результатам осмотра подготовки к весеннему разливу в Красночетайском и Ядринском районах выявилось, что «некоторые дзоты, поскольку были построены в зимнее время при мерзлом грунте на самом берегу р. Суры, подвергнутся сильному разрушению, т.к. вдоль всего берега р. Суры идет эскарп, который будет содействовать быстрому размыву берега». В Порецком районе дело обстояло не лучше: здесь тоже, «по словам местных жителей и коменданта т. Пахомова, весь оборонительный рубеж будет затоплен водой», а в Шумерлинском — «несмотря на принятые меры по охране рубежа, после схода воды предстоят большие работы, так как большинство точек потерпят большие разрушения». И подобная картина наблюдалась почти повсеместно.
Весна 1942 г. продемонстрировала всю актуальность противопаводковых мероприятий. Разлив Суры оказался очень сильным — правый берег заливался водой на высоту до 1,5 м, а ширина распространения достигала 5 км. Проведенное комиссией Московского военного округа полное обследование состояния тыловых рубежей выявило удручающую картину: «рубежи строились для обороны в зимних условиях, в связи с весенним паводком и снеготаянием были подвергнуты сильному разрушению». Причем в отдельных случаях они «приведены в такое состояние, что восстановление их равносильно постройке новых».

Летом 1942 г. были организованы восстановительные работы. Снова, как в октябре 1941 г., на рубежи потянулись колонны мобилизованных колхозников. Правда, уже далеко не в том количестве… Постановлением Особого заседания Совнаркома Чувашской АССР от 3 июня 1942 г. предполагалось привлечь на ремонтно-восстановительные работы 1571 человека и 205 лошадей.

Первоначально запланированные цифры оказались недостаточны для оперативного выполнения заданий, и Военный комиссариат Чувашской АССР обратился в Совнарком Чувашской АССР, прося увеличить численность «контингента» до 2469 пеших и 300 конных. При этом предоставление рабочих рук в период горячей сельскохозяйственной страды шло со скрипом. И от высших властных институтов постоянно требовалось напоминать председателям райисполкомов и колхозов о необходимости направить людей. На окрики «сверху» следовали сообщения об активизации, но много ли могли задействовать районные и колхозные руководители, когда у них «горел» в буквальном смысле слова и план по сельхозаготовкам и сдаче государству?

Могли — не могли… Была поставлена задача — и ее выполнили! Рубежи были приведены в боевую готовность. И стоит ценить — еще и еще раз! — труд тех стариков, женщин и подростков, на чьи плечи легла эта ноша.

 

Источник: sovch.chuvashia.com

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика