О том, как создавалась опера «Сурский рубеж», рассказала композитор накануне премьеры

«Любила, как Ирина, страдала, как Парчакан…»

Уже завтра, в День памяти строителей Сурского и Казанского оборонительных рубежей на сцене Чувашского государственного театра оперы и балета зрители увидят самую ожидаемую премьеру года — оперу «Сурский рубеж», которая откроет XXXII Международный оперный фестиваль имени М.Д. Михайлова. Накануне события корреспондент «СЧ» пообщался с композитором и автором стихотворных текстов произведения — Екатериной Ивановой-Блиновой.

ИЗ ДОСЬЕ

Екатерина Иванова-Блинова родилась 23 мая 1981 года в Санкт-Петербурге. Окончила Санкт-Петербургскую Государственную консерваторию, затем аспирантуру. Член Союза композиторов России, кандидат искусствоведения. Автор музыки к театральным постановкам, фильмам и телепередачам, организатор концертов и гастролей. Работает в разных музыкальных жанрах и стилях. Среди театральных работ —
оперетта «Венские встречи» (Театр музыкальной комедии), опера «Ли Сун Син» (Сеул, Seongkok Opera), мюзиклы «Снежная Королева» и «Конек-горбунок» (Ростовский музыкальный театр), музыка к драматическим спектаклям «В Париж!» и «Марина, какое счастье!» (Санкт-Петербургский театр «Комедианты») и многое другое.

— Екатерина, наверняка сейчас вся ваша команда волнуется перед премьерой?
— Конечно, да! Хочется, чтобы все получилось, чтобы все были здоровы, пришли и показали то, к чему так долго готовились.
— Когда началась работа? Чем привлек вас этот материал?
— В конце февраля мне позвонила либреттист Карина Шебелян, с которой мы и раньше сотрудничали. И предложила вместе поработать над оперой «Сурский рубеж». Признаюсь, сначала я немного испугалась. Потому что два часа музыки про то, что измученные голодом, холодом и непомерным трудом люди — женщины, старики и дети, копают противотанковые рвы, намереваясь остановить врага, — это слишком тяжело для театральной постановки, я сомневалась, сможем ли мы удержать внимание зрителя. Однако у нас подобралась замечательная команда. Карина Шебелян — настоящий локомотив нашей команды и большой профессионал на основе событий 80-летней давности придумала захватывающий сюжет, связала реальность с чувашскими легендами, провела мистическую линию в лице юной героини Парчакан, почитающей народные традиции. Так сложилась история не только про войну и трудовой подвиг, а про людей, которые умеют любить, дружить, мечтать, но могут и предать. Это вечные темы, что всегда интересны и созвучны современности. И чем больше я узнавала и втягивалась в процесс, тем больше влюблялась в героев, тем увлекательнее становилось писать и стихи, и музыку.
— А что рождается прежде — стихи или музыка?
— Когда есть литературный материал, от которого нужно отталкиваться, то я сначала стараюсь вникнуть в ритм, потом рождается музыка. Но когда работала над «Сурским рубежом», такого материала не было, я сама писала стихи, одновременно слыша про себя их музыкальную интонацию, то, как это будет звучать. К тому же Карина очень тщательно прописала каждого героя — его характер, что он чувствует и как воспринимает разные повороты судьбы, расписала буквально каждый жест, что очень помогло в написании стихов. Ведь это не просто слова, нужно понимать, что вообще происходит во внутреннем мире героя.
— Насколько трудным оказался проект?
— Времени у нас было немного. Целиком я написала оперу за четыре месяца и за месяц оркестровала (то есть изложила музыкальное произведение в виде партитуры. — Авт.). И считаю, что нашей командой была проделана огромная работа: в ограниченные сроки, не имея литературных источников, на которые можно было бы опереться, мы заложили основу, создали уникальное произведение.
— Каков главный посыл оперы?
— Она не только про события 1941-1942 годов. Главная мысль оперы в том, что великая мудрость нашего народа, которая держится на извечном единстве веры, надежды и любви, помогает побеждать любое зло. Поэтому в моем понимании опера «Сурский рубеж» – вне времени, она про внутреннюю силу народа, которая несмотря ни на что всегда с нами.
— Успели полюбить героев, проникнуться их историей?
— Без этого никак. Все то время, пока шла работа, с героями я не расставалась. Так же как героиня Ирина Мельникова, беззаветно любила, как и Парчакан, страдала и ощущала все беды, которые на нее сваливались. Для меня, как для композитора, было важно для каждого героя найти свою интонацию, каждого наделить своей музыкальной «одеждой».
— Есть ли в том звучании чувашские мотивы?
— Еще перед тем, как приступить к работе, в марте мы с Кариной приехали в Чебоксары, чтобы поближе познакомиться с национальным колоритом, историей и культурой чувашского народа. Встречались и общались с хранителями музеев и архивов. Нашли много любопытных документов, материалов. Мне посчастливилось пообщаться с этнографами, фольклористами, чтобы погрузиться в чувашскую музыкальную культуру, насколько позволило нам время.
Доктор искусствоведения, основатель научной школы теории чувашского народного музыкального искусства Михаил Григорьевич Кондратьев подарил мне свою книгу о чувашском фольклоре, которая очень помогла в работе, некоторые фольклорные интонации для оперы я взяла именно оттуда, обработала и по-своему представила. Они присутствуют в нескольких номерах, где поют главная героиня Парчакан и ее дед Тайман Юманов. И даже осмелилась написать номер для хора на чувашском языке, взяв строчки из чувашской фольклористической поэзии, где говорится о мудрости веков. Фольклорные интонации звучат и в теме мистического существа Вере Селена, роль которого исполняет балетмейстер Алексей Рюмин. Словом, мы постарались деликатно, с уважением отнестись к народной культуре.
— Миссия композитора не завершается после написания музыки?
– Конечно, он продолжает взаимодействовать с артистами. И это тоже трудоемкий процесс. Солистам, певцам хора и музыкантам оркестра нужно объяснить, о чем эта музыка. Как автор я понимаю, что должно быть и как, но нужно направить исполнителя на правильное отношение к музыке, чтобы она была понятной всем. Это не про то, чтобы учить их играть и петь, а чтобы человек был органичным в своей роли, словно он и есть тот герой, чтобы зритель ему поверил.
— Есть любимые, особенно удачные на ваш взгляд моменты в опере?
— Мне нравится, как у нас получилась «музыкальная арка», когда начало и финал служат одной идее. В самом начале главная героиня просит древних богов о простых человеческих ценностях — чтобы они защитили, дали людям хороший урожай. А в конце почти в той же интонации поет уже хор: люди, преодолев все испытания и тяготы, вновь полны надежды. Этот прием, на мой взгляд, отлично сработал и обрамил центральное действо.
Есть много и других сильных, трогательных сцен. У меня, честно говоря, слезы наворачиваются, как подумаю, как молодые девчонки, женщины, подростки выполняли столь тяжелую работу. Да и вообще любой эпизод Великой Отечественной войны для русского человека выстрадан душой. В опере есть момент, где женщины в хоре поют о том, что женское дело — это люльку качать, мужа обнимать, шаль вязать, и как вот этими нежными и ласковыми руками бороться с вражескими танками. Но вступает в действие древний код единства веры, надежды и любви — настолько мощный, что даже хрупкие женщины находят в себе силы противостоять стальному чудовищу.
— Вы довольны тем, что получилось?
— Когда опера только сочинена, она, безусловно, — любимое дитя. Но сейчас я на нее смотрю еще и как зритель. И, признаюсь, мне нравится. Я счастливый композитор. Написать такую большую работу, да так, чтобы она была еще и исполнена, услышана, востребована, а не положена в стол — для меня большое счастье. Надеюсь, что спектакль будет жить в театре, в Чувашской Республике долгой жизнью. Теперь все зависит от зрителя, как это будет воспринято…

СПРАВКА «СЧ»

Над созданием оперы «Сурский рубеж» вместе с Екатериной Ивановой-Блиновой трудилась большая команда настоящих профессионалов. Оригинальное либретто по заказу Чувашского государственного театра оперы и балета написала Карина Шебелян из Москвы. К слову, она и пригласила для совместной работы композитора Екатерину Иванову-Блинову и режиссера Ирину Гаудасинскую из Санкт-Петербурга. За декорации и костюмы взялся также питерский художник Елисей Шепелев. Огромный труд, талант и душу вложил в оперу и замечательный коллектив Чувашского государственного театра оперы и балета во главе с руководителем Андреем Поповым. Хореограф постановки — ведущий солист балета Алексей Рюмин, дирижер — Никита Удочкин.
Опера «Сурский рубеж» станет финальной точкой Форума земляков и одновременно откроет XXXII Международный оперный фестиваль.

 

Источник: Советская Чувашия

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Факты о подвиге тружеников тыла Чувашии в годы войны
    This is default text for notification bar

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика