“ ИА REGNUM ”
Незабытый подвиг тыла: о трудовых буднях строителей Волжского рубежа

| Время чтения 15 мин

Аннотация

В статье рассматривается повседневная жизнь и трудовые будни строителей Волжского оборонительного рубежа на территории Марийской АССР с конца октября 1941 г. до начала января 1942 г. Документальные источники из фон­дов Государственного архива Марий Эл позволяют выявить малоизученные факты, связанные с организацией мобилизации местного населения, снабжением его про­довольствием, теплой одеждой, орудиями труда, жильем, проведением медицинского об­служивания и культурно-массовых мероприятий.

22 июня 2021 года в Чебоксарах состоялась межрегиональная научно-практическая конференция «Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей — трудовой подвиг народов Поволжья». Чувашский государственный институт гуманитарных наук (ЧГИГН) подготовил сборник статьей участников конференции. ИА REGNUM публикует материал Алевтины Сергеевой, начальника отдела использования и публикации документов Государственного архива Республики Марий Эл (г. Йошкар-Ола).

Сурский рубеж
Иван Шилов © ИА REGNUM

А.Н. Сергеева

НЕЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ ТЫЛА:

О ТРУДОВЫХ БУДНЯХ СТРОИТЕЛЕЙ ВОЛЖСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО РУБЕЖА НА ТЕРРИТОРИИ МАРИЙСКОЙ АССР В 1941—1942 ГОДАХ

Тема повседневной жизни и трудовых будней строителей оборонительных рубежей в прифрон­товых районах и в глубине страны остается по-прежнему малоизучен­ной. Этому аспекту традиционно уделялось значительно меньше вни­мания, чем, например, сюжетам, связанным с военными действия­ми, экономическому и политическому положению страны в условиях военного времени, поэтому обращение к представляемой теме вполне объяснимо. В данной статье попытаемся на основе информативного комплекса документальных источников Государственного архива Рес­публики Марий Эл частично восполнить образовавшуюся лакуну.

В качестве источника информации были использованы постанов­ления, директивные указания, приказы, сообщения, телеграммы, ин­формационные письма, докладные записки таких представительных органов власти, как Совнарком Марийской АССР и бюро Марийско­го обкома ВКП (б). Не столь многочисленные документы официально­го характера позволяют охарактеризовать малоизученные факты, свя­занные с трудовыми буднями строителей Казанского оборонительно­го рубежа на территории Марийской АССР.

Сложившееся под Москвой опасное положение потребовало также проведения серьезных оборонительных работ и подготовки террито­рии тыловых регионов на случай распространения военных действий с целью противостоять продвижению противника в глубь страны. 13 ок­тября 1941 г. постановлением Государственного Комитета Обороны СССР (далее — ГКО) «Об оборонительном строительстве» было об­разовано Главное управление оборонительного строительства (далее — Главоборонстрой) «с задачей форсированного строительства намечен­ных оборонительных линий типа полевых укреплений» [8, с. 15]. 16 ок­тября 1941 г. ГКО СССР принял решение о сооружении Волжского оборонительного рубежа, протяженность которого должна была со­ставить около 350 км и пройти по трем автономным республикам — Татарской, Чувашской и Марийской.

Для непосредственного руководства строительством Волжского обо­ронительного рубежа приказом Главоборонстроя Наркомата обороны СССР от 29 октября 1941 г. было создано XI Армейское управление оборонительного строительства, в подчинении которого находилось 10 военно-полевых строительств (далее — ВПС), 5 из них располага­лись на территории Татарской АССР, 3 — Чувашской АССР, 2 — Ма­рийской АССР. Начальником XI Армейского управления был назначен майор госбезопасности И.С. Шикторов. 31 октября 1941 г. на территории Марийской АССР были организованы ВПС № 8 и ВПС № 9. В пределах территории Звениговского района организацию строительства оборони­тельного рубежа осуществляло ВПС № 8, а на территории Горнома­рийского района — ВПС № 9. Начальником Звениговского ВПС № 8 был назначен секретарь Марийского обкома ВКП (б) по лесной про­мышленности П.В. Шеин. Горномарийский ВПС № 9 возглавлял замес­титель председателя Совнаркома Марийской АССР Г.И. Кондратьев.

В свою очередь, высшие инстанции республики в спешном поряд­ке проводили мобилизацию местного населения на возведение комп­лекса оборонительного строительства. Однако рабочей силы катастро­фически не хватало. Об этом руководство республики в лице пред­седателя Совнаркома Марийской АССР Я.И. Абрамова и секретаря Марийского обкома ВКП (б) В.М. Кушнарева сообщали председателю ГКО СССР И.В. Сталину в докладной записке от 18 октября 1941 г.: «…для окончания строительства оборонительных рубежей в установлен­ные сроки потребуется рабочей силы не менее 65—70 тыс. человек. Рес­публика располагает трудовыми ресурсами по колхозам в 140 тыс. чел., из них женщин 94 [тыс.] человек, мужчин 46 тыс. человек. Из 140 тыс. человек занято на постоянной колхозной работе 23 000 человек <…>, кроме того, часть людей — около 3000 чел. занято на изготовлении саней, лыж, теплой одежды и других заказов для Красной Армии. Таким образом, общие трудовые ресурсы колхозов остаются 114 тыс. чел. Если призвать на строительство оборонительных рубежей 30% женщин, то всех людей, которых можно мобилизовать на это строи­тельство, набирается около 50 тыс. человек, не хватает рабсилы до 20 тыс. человек. Внутри республик эту нехватку рабсилы можно вос­полнить только за счет остановки работ по лесозаготовкам и ряда предприятий, что считаем крайне нежелательным, т.к. почти все пред­приятия республики работают по спецзаданиям».

Учитывая всю важность и ответственность проводимых работ по стро­ительству оборонительного рубежа, Совнарком Марийской АССР и бюро Марийского обкома ВКП (б) приняли совместные постановления «О стро­ительстве оборонительных рубежей» от 30 октября 1941 г. и «О допол­нительной рабсиле для строительства Козьмодемьянского оборонитель­ного рубежа» от 11 ноября 1941 г. Согласно первому принятому постановлению от 30 октября 1941 г. в первую очередь моби­лизации подлежало сельское население из восьми районов общей чис­ленностью 22 800 чел., по территории которых проходил оборонитель­ный рубеж. Вторым постановлением от 11 ноября 1941 г. дополнительно на строительство Горномарийского ВПС № 9 было призвано еще 13 тыс. чел. из пяти районов республик и г. Йошкар-Олы. Несмотря на приня­тые постановления высших республиканских органов власти, районы несвоевременно и не в полном составе направляли мобилизованных рабочих. Основной причиной было отсутствие мужчин трудоспособ­ного возраста из оставшегося населения. Зачастую районы были про­сто не в состоянии выделить необходимое количество рабочих рук из-за того, что иначе некому было бы завершить осенние полевые работы.

На месте реконструируемого участка Сурского рубежа
Cap.ru

К тому же сооружение оборонительных рубежей считалось страте­гическим объектом, и организация мобилизации гражданского населе­ния на местах полностью возлагалась на секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов. Они, в свою очередь, своим подчинен­ным — председателям колхозов, начальникам местных предприятий и организаций — направляли указания и директивы, касающиеся продо­вольственного снабжения. Снабжение продовольствием рабочих из сель­ской местности, привлеченных на строительство оборонительных рубе­жей в порядке трудовой повинности, возлагалось на колхозы, которые из своих общественных фондов должны были ежемесячно поставлять потребное количество продовольственных продуктов по заявке, состав­ленной XI Армейским управлением оборонительных работ Наркомата обороны СССР, и направленной для исполнения в Совнарком Марий­ской АССР. Продовольственная заявка составлялась исходя из нормы на одного человека в месяц: 20 кг муки, 2 кг крупы, 2 кг мяса, 0,75 кг сливочного масла, 4 кг овощей, 8 кг картофеля. С января 1942 г. в состав нормы потребного количества продовольственных продуктов до­полнительно были включены: 0,5 кг сахара, 0,5 кг мыла, 200 г махорки и 30 г чая. Однако в действительности продовольственное снаб­жение не соблюдалось по заявленным установленным нормам. Более того, крайне тяжелое положение обстояло с поставкой хлеба, который удава­лось получать только один раз в пять дней. Причем хлеб продавался рабочим по 600 г. Довольно часто были случаи, когда не многие могли выкупить положенную дневную пайку. Были трудности с об­щественным и индивидуальным горячим питанием, поскольку «мест­ные жители не дают самовары <…>, не дают топить печи».

С первых дней строительства оборонительного рубежа на террито­рии Марийской АССР инженерно-технический персонал комплекто­вался в основном из преподавательского состава, сотрудников и сту­дентов Поволжского государственного лесотехнического института им. М. Горького, а также специалистов Военно-воздушной академии, эва­куированной из Ленинграда. На 20 ноября 1941 г. на работах военно-­полевого строительства было занято около 5000 чел. квалифицированных специалистов, в отношении которых вопрос продовольственного снабже­ния решался на уровне Наркомата торговли Марийской АССР, который, в свою очередь, давал указание на поставку продовольствия «через соответствующую систему потребкооперации продфондов и овощей». Вместе с тем Наркомат торговли Марийской АССР выделял для продажи через сеть магазинов и ларьков районной потребкоопера­ции по установленной норме также сахар, мыло, хозяйственные и табач­ные изделия, спички, свечи и другие товары для обеспечения потреб­ности работающих, занятых на строительстве оборонительного рубежа.

ВПС №8 и ВПС №9 неоднократно обращались в XI Армейское управление оборонительного строительства Наркомата обороны СССР с просьбой обеспечения рабочих телогрейками, шароварами, рукавица­ми, лаптями, онучами. Однако XI Армейское управление отклоняло их просьбу ввиду того, что оно не располагало «фондами на теплую одеж­ду», и поэтому давало указание на обеспечение рабочих, заня­тых на строительстве оборонительного рубежа, теплой одеждой за счет ресурсов местных производственных предприятий наркоматов легкой и местной промышленности, промкооперации и рыночного фонда.

Несмотря на перебои с несвоевременным снабжением продоволь­ствием, нехваткой теплой одежды, отсутствием необходимых орудий труда строительство оборонительного объекта велось практически без единого выходного дня, лишь один раз в декаду устанавливался один нерабочий (санитарный день). Производственные работы велись при 10-часовом рабочем дне и по следующему распорядку дня:

5.00 — утренний подъем по сигналу

с 5.00 до 6.00 — утренний туалет и завтрак

с 6.00 до 6.30 — переход на работу

с 6.30 до 11.30 — рабочее время

11.30 — сигнал на обед

с 11.30 до 12.30 — обеденный перерыв

12.30 — сигнал на работу после обеда

с 12.30 до 17.30 — рабочее время

17.30 — сигнал с работ

с 17.30 до 18.00 — организованный переход с работы

с 18.00 до 19.00 — свободное время

с 19.00 до 21.00 — политинформация

с 21.00 до 22.00 — ужин

22.00 — отбой

22.00 до 5.00 — сон.

Следует также отметить, что не все граждане, работавшие на спец — объекте оборонного значения, знали о том, что все видыработ должны были оплачиваться, но и здесь были свои особенности по оплате труда. Сельским труженикам правления колхозов начисляли трудодни. Ква­лифицированные специалисты, «не связанные с сельским хозяй­ством», получали зарплату по месту прежней работы. Рабочие, «не со­стоявшие на службе и не получающие ранее зарплаты», получали по 8 руб. в день. Начисления заработной платы производились в соответствии с утвержденными нормами и расценками на основные виды производственных работ, но были случаи, когда при большом ко­личестве рабочих лицевые счета не открывались на каждое конкретное лицо, а «открывались коллективные карточки по прорабствам с пере­числением невыплаченной зарплаты на депонентские счета».

Прерывались производственные работы только в самые сильные морозы, которые сопровождались жгучими ветрами и метелями. К при­меру, 7 декабря 1941 г. температура воздуха опускалась ниже —32°С, а 21 декабря 1941 г. была зафиксирована температура ниже —34°С. В зимних условиях работы приходилось прикладывать неимоверные физические усилия с использованием примитивных орудий труда. При­чем каждый район республики обеспечивал своих мобилизованных рабочих орудиями труда и инвентарем — лопатами, кирками, лома­ми, кувалдами, поперечными и продольными пилами, топорами, ме­таллическими клиньями, тачками, носилками, железными печками «буржуйками» (для отопления землянок), фонарями «летучая мышь». В подавляющем большинстве на земляных работах трудились мужчины пожилого возраста (свыше 60 лет), женщины и несовершеннолетняя молодежь. Например, на Горномарийском ВПС № 9 работало 1800 ком­сомольцев, из которых 1600 чел. были заняты на «земляных работах». Причем, норма выработки земляных работ на объекте строи­тельства на одного человека в день составляла 3,4 куб. м грунта. Следу­ет отметить, что при правильной организации труда и энтузиазме мобилизованных рабочих были наглядные примеры самоотверженно­го труда. Так, колхозник Иван Синцев, работавший на Звениговском ВПС № 8, при рытье котлована, не считаясь с трудностями работы, «дал максимальную производительность, выбрасывая глыбы мерзлой земли до 64 кг весом».

Однако условия работы на земляных работах были чрезвычайно тяжелые: механизированной техники и взрывчатых средств не хватало. Сверхнапряженный, подчас каторжный труд, выдерживал не каж­дый человек. С первых дней строительства довольно часто наблюда­лись случаи прогулов и самовольного ухода с работы. Такого рода поступки, как правило, оформлялись актами и направлялись в рай­онные и сельские советы, затем — в судебные органы для привлече­ния виновных к ответственности. Подобные действия рассматривались как дезертирство и осуждались по законам военного времени. Лица, отказавшиеся от работы и самовольно покинувшие места строитель­ства, согласно статье 59−6 Уголовного кодекса РСФСР, приговарива­лись чаще всего к 10 годам лишения свободы с лишением избиратель­ных прав сроком на 7 лет. Так, 24 ноября 1941 г. на производственно-­техническом совещании Горномарийского ВПС № 9 начальник 2-го стройучастка К. В. Иванов сообщал, что «дезертировало с оборони­тельных работ 238 чел., вернулось обратно 160 чел. Осуждено за де­зертирство 6 человек… Когда судебно-следственные органы осудили 6 человек, дезертирство прекратилось, и ушедшие стали возвращаться». На 25—26 декабря 1941 г. со строительных объектов Гор­номарийского ВПС № 9 ушло 540 чел., мобилизованных с Йошкар — Олинского района, и 416 чел. — с Ронгинского района.

В начале строительства оборонительного рубежа прибывающих людей размещали «во всех имеющихся на территории рубежа в отапливаемых и других, временно приспособленных зданиях для жилья. Чтобы больше вмещалось людей в этих зданиях, сооружались двойные и даже тройные нары. Те, которые не размещались в имеющихся зданиях, жили во вре­менно сооруженных для них землянках, шалашах», — вспоминал на­чальник Горномарийского ВПС № 9 Г.И. Кондратьев. К 15 нояб­ря 1941 г. в течение 10 дней на территории 3 стройучастков Горномарий­ского ВПС № 9 было возведено 94 землянки, что давало возможность полностью обеспечить жильем прибывающих рабочих.

Строительство оборонительного рубежа пришлось на осенне-зим­ний период, поэтому болезни были нормой, также фиксировались случаи таких заболеваний, как брюшной тиф, сыпной тиф и дизен­терия. В связи с этим была организована сеть медицинских учрежде­ний. К примеру, на Горномарийском ВПС № 9 на 3 стройучастках осуществляли медицинскую помощь 4 врачебных пункта и 11 фельд­шерских пунктов, 3 изолятора на 25 коек. Штат медицинских работников состоял из 5 врачей, 10 фельдшеров, 8 медсестер, 1 аку­шерки и 5 дезинфекторов. Все помещения, приспособлен­ные под медицинские учреждения, в обязательном порядке были обес­печены отоплением, освещением, необходимыми инструментами, обо­рудованием и инвентарем. В целях улучшения санитарно-бытовых ус­ловий под наблюдением медицинских работников один раз в две не­дели организовывали банные дни с одновременной санитарной обра­боткой через дезинфекционную камеру (дезкамера) одежды и постель­ного белья. На ВПС № 9 работало шесть дезкамер, из которых три были стационарные и три передвижные. Для мытья в бане выдавалось по 25 г хозяйственного мыла на человека. В банный день проводили дезинфекционную обработку жилых помещений, землянок и бараков, на каждом стройучастке работали парикмахерские.

В свободное от работы время для строителей оборонительного ру­бежа организовывали показ популярных для того времени художествен­ных фильмов: «Фронтовые подруги», «Яков Свердлов», «Александр Невский», «Ленин в 1918 году», «Крепость в степи». За период строи­тельства бесплатно было показано 70 киносеансов, которые посетило 10 400 чел., а также Марийской государственной филармо­нией было дано 13 концертов с посещением 6000 чел.

Силами политруков и агитаторов районных комитетов партий было организовано социалистическое соревнование. За лучшую организацию работ, правильное использование рабочей силы и высокую производи­тельность труда на каждом строительном участке Военно-полевого стро­ительства было учреждено переходящее Красное знамя для прорабских участков, групп и бригад. Красное знамя прорабского участка передава­лось ежедекадно, а знамя группы и бригады — через каждые пять дней.

Одновременно с вручением Красного знамени подлежали премирова­нию передовые бригады, стахановцы, научно-технические сотрудники и политработники. Так, 27 декабря 1941 г. на торжественном собрании, проведенном по случаю передачи переходящего Красного знамени, рядо­вой рабочий колхоза «Якорь» Кинерского сельсовета Моркинского рай­она Шурачев Семен 56 лет произнес следующие слова: «Мои два сына героически и мужественно [сражаются] с кровавыми германскими зах­ватчиками, защищают свою Родину от бандитских оккупантов, беспощад­но громят их [до] окончательного уничтожения. Я помню всю важность нашей Отечественной справедливой войны, поэтому я пришел сюда работать на оборонительный рубеж для того, чтобы укрепить наш тыл, так чтобы никакой враг не мог [пролезть] к нам…».

В это время встречалось достаточно примеров трудового героизма. В грандиозной по масштабам работе участвовали тысячи людей. В со­здании укрепленного оборонительного рубежа мобилизованное насе­ление видело выполнение своего гражданского долга. За непродолжи­тельный период с конца октября 1941 г. до начала января 1942 г. был воздвигнут оборонительный рубеж, протяженность которого состави­ла 100 км. Построенные на рубеже противотанковые препятствия, ог­невые точки и землянки давали возможность решить основную задачу — не допустить противника на ближние подступы к Поволжскому реги­ону. Участие жителей Марийской АССР в возведении оборонительных рубежей, безусловно, являлось составной частью народного подвига в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубе­жей — трудовой подвиг народов Поволжья: Материалы Межрегио­нальной научно-практической конференции (г. Чебоксары, 22 июня 2021 г.) / сост. и отв. ред. И.И. Бойко, В.Г. Харитонова. Чебоксары, 2021. ISBN 978—5—87 677—263—3 © Авторы статей, 2021 © Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 2021

27 августа 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика