“ИА REGNUM”
«Мы воевали»: как женщины спасали тыл 

История Великой Отечественной войны дала миру великих героев. И подвиги совершались не только на фронте, где офицеры и солдаты под канонаду проявляли силу духа, мужество и отвагу. Весь «огонь» на себя в тылу приняла женщина, став символом трудового героизма: женщины трудились «до изнеможения», на пределе и за пределом человеческих сил, считая это не подвигом, а своей ежедневной войной. Оружием в тылу стали лопата, вилы и грабли. Одним из свидетельств тыловых подвигов стало строительство оборонительных рубежей, которое превращалось в народные стройки.


Читайте также: Война: Чувашия 1941−1945 гг В Чувашии одним из примеров трудового народного подвига стало строительство оборонительных рубежей (Сурского рубежа и Казанского обвода), общая протяжённость которых составила 380 км. Для сравнения: расстояние в республике между крайними северной и южной точками составляет около 200 км, то есть созданная вручную (тогда почти не было техники) линия обороны почти вдвое превышает протяжённость самой Чувашии.


И эту линию оборону, проложенную женщинами, стариками и подростками, продолжают сегодня, но на другом уровне: по поручению врио главы Чувашии Олега Николаева тема строительства Сурского оборонительного рубежа и Казанского обвода в Чувашии получит государственный статус, и память о нём будет увековечена. Это не просто линия обороны, которая позволяет сегодня дополнить историю Победы, но и защита от забвения, восстановление исторической справедливости и поклон тем, кто спасал Родину в тылу, на трудовом фронте, который держался в основном на плечах женщин.


Подробнее: В Чувашии увековечат память о Сурском оборонительном рубеже
А также: «Здесь кровь сочилась из ладоней»: как в Чувашии шли «на окопы»


Отметим, что период строительства оборонительных рубежей до сих пор остаётся малоизученным. Восстанавливать его приходится по мере рассекречивания архивных документов и опираясь на воспоминания участников строительства, которые не менее ценны, чем архивные данные. Это свидетельство подвига народа Чувашии, которое позволяет увидеть масштабность стройки и нечеловеческие условия глазами самих бойцов, для которых это была война в тылу, битва за жизнь.


Линия обороны


Одно из свидетельств — воспоминания Матрены Лукиничны Мастьяновой, уроженки деревни Аккозино Мариинско-Посадского района, которую отправили на рытьё окопов в 19-летнем возрасте. Воспоминания бойца (так часто называли тех, кто строил оборонительные рубежи) записал внук Матрены Ильиничны Сергей Мастьянов, который в настоящее время возглавляет землячество Мариинско-Посадского района «Сӗнтӗр Ен». ИА REGNUM публикует личные истории полностью


Женщины в войну спасали тыл Женщины в войну спасали тыл,

У судьбы пощады не просили,
Сколько было мужества и сил Отдано спасению России.


У каждого человека на земле есть бабушка. Тебе кажется, что это самый умный и мудрый человек в твоей жизни. Задавая любой вопрос, получишь исчерпывающий и интересный ответ. Для меня моя бабушка — это человек для гордости, восхищения; человек, на которого я хотел бы быть похожим.

Ни в одном учебнике истории не найти упоминаний об оборонительных линиях тыла во время Великой Отечественной войны, Казанском оборонительном рубеже, о строительстве траншей и окопов по территории моей малой родины (окрестностей Карабаши — Покровское — Шупки — Акшики — Байгулово — Сатышево — Кугеево), о трагических случаях в те жестокие февральские морозы 1941 года. Понятно, что на фоне масштабных военных событий и исторических сражений этот факт тыловой работы — небольшой, казалось бы, эпизод. Однако эта страница недавнего прошлого хорошо знакома старшему поколению. Для моей бабушки Матрены Лукиничны Мастьяновой Казанский рубеж стал не просто оборонительной линией, а линией собственной жизни. С первых дней войны началась перестройка жизни страны на военный лад.

«Мы воевали», — рассказывала нам бабушка.

Хотя ей, как и многим её сверстникам и сверстницам, не пришлось быть в годы войны на полях сражений, но они воевали в тылу: рыли окопы, пахали, сеяли, рубили лес… Лопата, кирка и лом стали для неё символом трудового подвига.


Моя бабушка — просто бабушка с судьбой русской женщины, каковых в России миллионы. Она родилась в далеком 1922 году в деревне Аккозино Мариинско-Посадского района, в семье колхозников, в которой было семеро детей, а бабушка была самой старшей. Когда началась война, ей было всего 19 лет.


В начале ноября 1941 года всех молодых девушек и бездетных женщин направляли на трудовой фронт, как на боевой, специальными повестками. В них было сказано, что необходимо явиться к сельской школе, взять с собой тёплые вещи и продукты с запасом.


«Большинство смогли захватить из дома только варёную картошку и хлеб. Молодёжь в то время в лаптях уже не ходила. Но нас предупредили, что надевать на работу следует именно их вместе с шерстяными чулками и онучами из холста. Мне было 19 лет. Я была отправлена вместе с другими сельчанами на возведение оборонительных сооружений. Мы рыли окопы, а земляные работы никогда не были легкими. Одеты были во что попало, лишь бы защититься от лютого мороза.


Осень 1941 года была бесконечно дождливая, стояла непролазная грязь… Затем ударили морозы. Слои промерзания грунта на участках, оголенных ветром от снега, доходил до полутора метров. Морозы же достигали до — 40 градусов! Чтобы не отморозить лицо, смазывали его гусиным или свиным жиром, а во время работы пыль оседала на жирную кожу. Всматриваясь вдруг в друга, мы сразу замечали отмороженные места и оттирали их снегом. Впоследствии на местах оставались коричневые пятна. Во время перерывов грелись у костров, пекли картошку, пили чай. Ежедневно приходилось вынимать вручную до 2—3 кубометров промерзлой земли…


Наш бригадир делил норму по-разному: тем, кто посильнее, — побольше, послабее — меньше. Мужчин было мало, поэтому не брали на работу только женщин с малыми детьми, беременных и больных. Земля-то каменистая, промерзла на большую глубину, но, несмотря на это, нас заставляли рыть окопы и блиндажи в человеческий рост с потолком из бревен, к тому же маскируя их дерном.


Вечером возвращались домой, съев только лепешку из листьев. Инструмент с собой не брали. В обратный путь выходили затемно, часто мела метель, поэтому, чтобы не потеряться, шли гуськом. Придя домой, измученные, мокрые, голодные, в первую очередь высушивали лапти в печурке.


Дома тоже без дела не сидели. Деревенская молодёжь часто собиралась и обсуждала, как помочь фронту. Ходили по дворам и собирали шерсть, варежки, носки и табак. Из шерсти по вечерам вязали носки. Шили кисеты и наполняли их домашним табаком. Всё это укладывали в посылки. Когда собирались вместе, часто пели грустные песни. У нас была надежда, что если быстро все сделаем, то настанет победа, поэтому работали до изнеможения. К февралю все работы были завершены…» — рассказывала моя бабушка на каждый День Победы своим детям и внукам.


Проходят годы. Все дальше от нас победный день 9 Мая 1945 года. Бабушки уже нет. Но каждый день мы помним, как нелегко было им, молодым и не очень молодым женщинам, выполнять тяжёлую мужскую работу. Война не сломила мою бабушку, наоборот, закалила ее характер, научила радоваться любой мелочи: первому дождю, улыбке ребенка, мирному небу над головой…


Наши прабабушки, взявшие на свои неокрепшие плечи непосильный груз военных работ и забот, — самая достойная часть российского народа. Это те люди, которые сражались, трудились в тылу врага… Хотели, чтобы их дети жили в будущем под мирным небом. Мы не имеем права забывать нашу историю, наших предков, мы должны быть благодарны им за их мужество и отвагу, за храбрость и доблесть! События, которые происходили в те грозные годы, были решающими для России. Я понял, что все уходит в историю: страдания людей, разруха, голод. Остаются воспоминания и рассказы. И эти воспоминания и рассказы должны стать гимном сегодня для подрастающего поколения.
Сергей Мастьянов, председатель ЧРОО землячество Мариинско-Посадского района «Сӗнтӗр Ен»


Справка ИА REGNUM. Из Мариинско-Посадского района на фронт ушли 10 095 человек, из них не вернулись 7722. Жителей мобилизовали не только на фронт, но и на специальное строительство: возведение оборонительных рубежей и строительство аэродромов. Так, на возведение Сурского рубежа из Марпосадского района развёрстка была следующая: 5600 пеших и 1700 конных.
Масштабы мобилизации для строительства оборонительных рубежей были не менее колоссальны, чем на фронт. Всего было призвано более 170 тыс. человек. По данным архивистов, вскоре выяснилось, что привлечь такое количество населения и лошадей, достать стройматериалы и инструменты почти невозможно, поэтому пришлось срочно организовать производство необходимого на месте. Так, Чувашстройтресту было дано задание изготовить 500 штук железобетонных колпаков для пулеметных дзотов, артелям — топорищ, черенков к лопатам, деревянных ложек, мисок, лаптей, рукавиц. Началась добыча бутового камня в Марпосадском и Чебоксарском районах, массовая заготовка леса.


В районах среди мобилизованных большую часть (по разным данным, до 75%) составляли женщины, а также подростки. Раз в неделю их могли отпустить домой. В сильные морозы земля так промерзала, что без лома там делать было нечего. В архивных документах отмечается, что морозы доходили до 40 градусов, в то время как участники строительства вспоминают, что доходило и до 45 градусов мороза, что «даже птицы падали оземь от холода».
Варежки и рукавицы стирались быстро, изнашивалась обувь — опыт показал, что лучшая обувь — это лапти, на которые перешли многие участники строительства. Люди получали обморожения, заболевали, кто-то умирал, были и трагические случаи. По воспоминаниям, однажды в ходе работ часть склона в Марпосадском районе обвалилась, и погибла девушка.


4 мая 2010 года на границе Октябрьского и Карабашского сельских поселений Мариинско-Посадского района состоялось торжественное открытие обелиска в честь оборонительных рубежей. Всего на территории муниципалитета установлено более 65 памятных мест.


Справка о Марпосадском районе по данным Государственного архива современной истории Чувашии.


В Марпосадском районе в первый месяц войны для отражения возможных воздушных атак при райсовете Осоавиахима была создана специальная постоянная команда из 150 человек в составе четырёх стрелковых групп и по одной противохимической защиты, связи, санитарной группы и наблюдательного поста, при сельсоветах — сельские постоянные команды, состоявшие из 60 человек. Укомплектовывались команды из молодежи 16−17 лет и старшего непризывного возраста.


Как и в других районах, развернулась разноплановая масштабная работа по оказанию помощи Красной армии, продолжавшаяся на протяжении всего военного периода. Шла работа по сбору средств в фонд обороны страны, по оказанию помощи районам, освобожденным от немецких оккупантов. К примеру, в 1943 году колхозами Мариинско-Посадского района была проведена работа по заготовке и отгрузке картофеля Сталинграду.


Архивисты отмечают, что эвакуированным семьям и семьям военнослужащих помогали продовольствием и трудоустраивали, выдавали единовременные денежные выплаты и пособия. К примеру, за первые полгода военного периода по Мариинско-Посадскому району семьям красноармейцев было выплачено пособий на сумму 185 759 рублей, назначено пособий 979 семьям, также остро нуждающимся 18 мобилизованным семьям была оказана единовременная денежная помощь из средств районного бюджета на сумму 1275 рублей. Оказывалась помощь и подшефному району эвакогоспиталю № 3065 (г. Мариинский Посад), в том числе и сбором для бойцов эвакогоспиталя различных подарков, например, номенклатура новогодних подарков эвакогоспиталю на новый, 1945 года была следующей: рыбы свежей — налима (100 кг), мяса свежего — свинины (30 кг), муки пшеничной (65 кг), вина красного «Малиновка» (15 л), варежек и перчаток (50 пар), папирос (1000 штук).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: