“ ИА REGNUM ”
Как мы выжили? Воспоминания участницы строительства Казанского рубежа

| Время чтения 8 мин

Аннотация

В статье приводятся воспоминания сельской жительницы Лаишевского рай­она Татарии об участии в строительстве Казанского оборонительного рубежа в 1941— 1942 гг., описываются тяготы и лишения, выпавшие на долю гражданского населения при его сооружении.

22 июня 2021 года в Чебоксарах состоялась межрегиональная научно-практическая конференция «Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей — трудовой подвиг народов Поволжья». Чувашский государственный институт гуманитарных наук (ЧГИГН) подготовил сборник статьей участников конференции. ИА REGNUM публикует материал Алсу Насибуллиной, научного сотрудника Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан (г. Казань).

Сурский рубеж
Иван Шилов © ИА REGNUM

А. Б. Насибуллина

КАЗАНСКИЙ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ РУБЕЖ В ВОСПОМИНАНИЯХ УЧАСТНИЦЫ СТРОИТЕЛЬСТВА — ЖИТЕЛЬНИЦЫ СЕЛА КИРБИ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

Одним из основных направлений исследований Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан является изучение истории населенных пунктов Татарстана. Эта работа была начата со­трудниками еще в 1990-е гг. с издания краткого справочника «Насе­ленные пункты Республики Татарстан» (1997); статьи о населенных пунктах республики заняли значимое место и в многотомной «Татар­ской энциклопедии» (2002—2014), в настоящее время издается трех­томная «Энциклопедия населенных пунктов Республики Татарстан».

Интерес людей к истории своей малой родины не ослабевает, о чем свидетельствуют многочисленные краеведческие изыскания и историче­ские исследования. Данный интерес находит выражение, в первую оче­редь, в изучении биографий уроженцев. Говоря о биографии, мы име­ем в виду не простое изложение в хронологическом порядке значи­мых жизненных фактов, а описание истории жизни человека в связи с эпохой, в которую он жил, его общественной действительностью.

При изучении истории с. Кирби Лаишевского района Республики Татарстан мы также особое внимание уделили рассмотрению биогра­фий многочисленных уроженцев данного населенного пункта — деяте­лей образования, науки и культуры, работников сельскохозяйственно­го производства, для которых Кирби стало малой родиной. За про­шедшие века селение вместе со всей страной пережило различные ис­торические потрясения, годы упадка и развития. Краеведческая работа позволила нам собрать неизвестные ранее сведения об удивительных людях, годы трудовой деятельности которых пришлись на особенно трагичные этапы в истории страны. Среди них примечательна судьба жительницы села — Абдуллиной Салимы Хамидулловны.

Участница строительства Сурского рубежа
Cap.ru

Салима Абдуллина родилась в с. Кирби Лаишевского района Татар­стана 7 февраля 1924 г. Всю свою жизнь она проработала на полях местного колхоза. Ее муж Насыбулла — ветеран Великой Отечествен­ной войны, вместе они вырастили восьмерых детей.

Отец Салимы Хамидулла был крепким хозяином, ее семья жила достаточно зажиточно. В 1930-е гг. с началом коллективизации кресть­янских хозяйств он добровольно пе­редал колхозу двух лошадей, две ко­ровы, несколько овец. Но, несмот­ря на это, обвинив в антисоветских деяниях, его объявили «кулаком» и вместе со старшим сыном арестова­ли и заключили в Казанскую тюрь­му. Вслед за этим семью выставили на улицу, а все, что было в доме (зерно, картофель и др.) растащи­ли односельчане. Даже одежду всю отобрали. Маленькая Салима с ма­мой, братом и сестрой остались на улице. Односельчанин старик Галяу, живший в маленькой избушке, при­ютил их у себя.

«Когда нас выгнали из дома, в наш большой новый дом заселили многодетную (8 детей) семью из со­седней деревни. Но жили они там недолго. Вскоре наш дом и баню разобрали на бревна и доски, из них построили ферму. Мама безутешно плакала. Вот так, все, что у нас было, пошло на строительство кол­хозной фермы. Знали бы вы, как разрывалось сердце, когда я прохо­дила мимо этой фермы… От Галяу абый мы переселились в заброшен­ную, старенькую избенку. Вернувшегося из тюрьмы папу было не уз­нать: то ли от голода, то ли от побоев, то ли от тревог он был изнуренный и весь опухший, еле стоял на ногах. У брата Габдуллы прихватило легкие, вскоре он совсем слег и все кашлял, кашлял… К вернувшимся домой отцу и брату навсегда прилипло клеймо «кулак». Вся тяжесть легла на плечи матери», — рассказывала о своей жизни Салима апа.

В период тюремного заключения мужа и старшего сына мать Сали­мы Хамидулловны от зари до темна работала в колхозе. По вечерам она жарила картошку дольками и носила передачу мужу и сыну в тюрьму. Всеми силами старалась сохранить им жизни. Много пар лап­тей она износила, пока пешком измеряла расстояние между Кирби и Казанью.

В школу Салима апа не могла ходить, поскольку не было одежды и школьных принадлежностей. Однажды перед Сабантуем ее мама, видимо, жалея девочку, попросила на несколько часов у более креп­кой семьи красивое платье в полоску и блестящие новые резиновые калоши. За это она к ним четыре дня ходила на прополку. «Ничего у нас не было. У мамы было всего одно платье, я его и сейчас храню как память о ней. Все мы познали: и голод, и нищету», — вспоминала Салима апа.

Когда Салиме было 17 лет, грянула Великая Отечественная война. Осенью началась повальная мобилизация населения — женщин, уча­щихся старших классов и ремесленных училищ, студентов и препода­вателей — на рытье окопов, сооружение оборонительных рубежей так называемого «Казанского обвода» с целью защиты Казани от танков противника. Почти из всех районов Татарстана на эти работы были направлены тысячи человек. Не обошла мобилизация и жителей с. Кир­би. Салиму вместе с односельчанами отправили в Буинский район для рытья окопов и заготовку леса около д. Черки-Кильдуразы. При от­правке им говорили, что поедут дней на десять, а оставались они там до двух месяцев и дольше. Голодные, плохо одетые, они в страшные 40—45-градусные морозы с рассвета до темноты рубили мерзлую землю.

Противотанковые окопы нужно было рыть на 3 м глубиной, 7 м шириной, одна сторона должна быть пологой; землю перекидывали ступеньками, промерзшую землю дробили кувалдами. Подъем — в че­тыре часа, в пять — начало работ. Жили в ближних деревнях, в одном доме селили по 10—15 человек, спали на соломе, в одежде, еду гото­вили из сухого пайка. С раннего утра рабочие шли рыть окопы, еже­дневно преодолевая 3—4 км, с дальних деревень ехали на лошадях по 15—20 км. Затем на этих лошадях развозили вырытую землю в разные стороны от окопов. 70—75% рабочих были женщины.

Длина гигантского сооружения в форме полукольца, призванного защитить столицу Татарской АССР и ближайшие районы от немецко — фашистских полчищ, составляла 331 км, в том числе противотанко­вых рвов 151 км. Всего было сооружено 392 командных и командно-­наблюдательных пункта, 98 скрытых огневых точек, 44 дзота для 45­миллиметровых и 12 — для 76-мм пушек, 419 землянок. Охрана готовых оборонительных сооружений была возложена на сель­советы.

Сооружение Казанского обвода было завершено за 4 месяца. В ры­тье окопов приняли участие почти 300 тыс. чел, одновременно труди­лись свыше 100 тыс. чел. Условия были невыносимыми. Работа в соро­коградусные морозы подорвала здоровье многих, ведь у большинства не было ни теплой одежды, ни соответствующих орудий труда. Было много страданий, много смертей. Сотни рабочих серьезно заболели. В честь самоотверженного труда участников этого строительства в 2014 г. в городе Болгаре был сооружен памятник.

Казанский обвод поддерживался в постоянной боевой готовности до тех пор, пока фашистские войска угрожали Поволжскому региону.

В городах вместе со старшими копали во дворах щели-укрытия и подростки. На каждого жителя полагалась норма — одно укрытие в 2 м шириной и глубиной в 1,5 м.

«В то время те, у кого были покровители, находили разные при­чины и на рытье окопов не ходили. Я тоже пошла было в правление колхоза, сказала, что у меня нет одежды, в ответ мне пригрозили: найди, где хочешь, а будешь уклоняться от работ — упрячем в тюрьму.

На рытье окопов пошла в старом дядином бешмете. Как только мы выжили в сорокоградусные морозы в лаптях? Когда работала на лесо­заготовке, отморозила ступни, вконец обессилела, носом кровь шла. На окопах мы, несколько женщин, грузили землю на 9 конных под­вод, работали без отдыха, без еды, завшивели. После завершения стро­ительства мужчин забрали на фронт, нас распустили по домам, было это, помнится, в марте 1942 года. Сейчас иногда думаю: как мы вы­жили на этих окопах и лесозаготовках? Большинство наших сверстни­ков уже давно умерли, и в основном молодыми. То, через что нам пришлось пройти, я даже собаке не пожелаю», — говорила Салима Абдуллина.

Салима Хамидулловна Абдуллина умерла 8 марта 2013 г. в возрасте 89 лет.

Вот уже 76 лет прошло, как закончилась эта война. События тех лет современному поколению могут показаться очень далекой истори­ей. Но какие бы требования, тревоги и достижения нашего времени не овладевали нашими душами, пережитое прежними поколениями не должно бесследно исчезнуть. Память о тех, кто ради нас положил свои жизни, должна жить вечно. Мы просто обязаны помнить подви­ги наших предков. Строительство грандиозного военно-инженерного сооружения, подвиг простых жителей до сих пор мало изучены. Герои Казанского обвода не названы поименно, не установлены имена и места погребения умерших на выполнении важного военного задания по защите страны от врага. Наверное, эта часть истории войны тоже должна стать темой для изучения исследователями Татарстана.

Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубе­жей — трудовой подвиг народов Поволжья: Материалы Межрегио­нальной научно-практической конференции (г. Чебоксары, 22 июня 2021 г.) / сост. и отв. ред. И.И. Бойко, В.Г. Харитонова. Чебоксары, 2021. ISBN 978—5—87 677—263—3 © Авторы статей, 2021 © Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 2021

27 августа 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика