Операция: «Эвакуация», как шло спасение Советской промышленности в годы войны

После завершение индустриализации СССР обладала мощной и современной промышленностью. По многим видам выпускаемой промышленности мы находились на первых местах в мире. Великая Отечественная война застала Советский Союз, как армию, так и промышленность в переходный период. Стремительное наступление немецких сил и несостоятельность военной доктрины Красной Армии показало, что необходимо немедленно эвакуировать предприятия в глубь страны с целью сохранить материальную базу и развернуть новые производства.

Любая война это в первую очередь битва экономик. Неправильно утверждать, что для Победы нужны: лучшие танки, самолёты, автоматы и т.д. Если промышленность не в силах быстро и оперативно произвести это и восполнить утраченное в боях. То любая война будет проиграна. Так и в годы Великой Отечественной войны перед Советской промышленностью стояла беспрецедентная задача, вывезти предприятия из под удара противника, перевести на военные рельсы существующие предприятия в глубине страны. Так в ходе серьёзных боёв и быстрого продвижения противника и эвакуации огромного числа предприятий, в конце 1941 и начале 1942 года на фронтах ощущался дефицит и нехватка вооружений.

В кратчайшие сроки была принята доктрина и плану развития предприятий на территориях Урала, Западной и Восточной Сибири, Поволожье и Среднюю Азию. В первую очередь было принято решение достраивать те предприятие, которым до ввода в эксплуатацию оставалось не более 1 года. Эвакуация же требовала колоссального труда от многих сфер экономики в первую очередь транспортной. На территории по которой продвигались немецкие войска проживало более 40% населения страны и было расположено 31 850 промышленных предприятий, из них 37 заводов черной металлургии, 749 заводов тяжелого и среднего машиностроения, 169 заводов сельскохозяйственного, химического, деревообрабатывающего и бумагоделательного машиностроения, 1135 шахт, свыше 3 тыс. нефтяных скважин, 61 крупная электростанция, сотни текстильных, пищевых и иных предприятий.

Каких либо планов по эвакуации такого количества просто не существовало. Большинство из этих предприятий необходимо было в кратчайшие сроки демонтировать, погрузить, вывезти и снова развернуть для выпуска продукции. Во многих районах эти работы сопровождались непрерывными обстрелами и налётами немецкой авиации. Операция “Эвакуация” не имела аналогов в мире по своим масштабам и срокам. За довольно короткий период необходимо было не просто перевести 1-2 предприятия, а тысячи заводов, фабрик и т.д., Многие из них имели огромные площади, сложное оборудование и всё это надо было перевести вместе с квалифицированными рабочими и их семьями. Эта операция стала настоящим вызовом для железнодорожной отрасли, от которой потребовались колоссальные силы, паровозы, вагоны. На запад с востока шли эшелоны с пополнением для фронта, а с Запада на Восток эшелоны с эвакуированными.

Картина Новосибирск в годы ВОВ. Организация труда на эвакуированном предприятии.

Для перевозки квалифицированных персонала и их семей часто не хватало специализированных пассажирских вагонов. Людей перевозили в оборудованных для этого грузовых вагонах или просто, на платформах рядом с оборудованием и техникой. 5 июля ГКО (государственный комитет обороны) обязал наркомат среднего машиностроения создать на Урале и в Поволжье предприятия-дублеры по производству танковых дизелей и моторов. Для этой цели использовали вывезенный в Челябинскую область завод по производству дизелей из Харькова, а также профильные цеха Ленинградского Кировского и Харьковского тракторного заводов. Горьковский завод также обязали развернуть производство двигателей для легких танков.

Обстановка на фронте осложнялись стремительным наступлением немецких войск. После начала немецкой операции Тайфун германскую армию от Москвы отделяли десятки километров. К этому моменту с июля – ноябрь 1941 было эвакуировано свыше 2500 предприятий в основном военного назначения. Из них составляли 1500 крупных заводов и фабрик. В том числе с этими предприятиями было вывезено свыше 18 миллионов человек! Это была сложная задача, которую удалось выполнить в кратчайшие сроки. За всё время было задействовано 1,5 миллиона вагонов и более 30 тысячи поездов. Составы порой шли друг от друга на расстоянии всего 700-800 метров. Для увеличения пропускной способности для железнодорожных составов необходимо было прокладывать дублирующих железнодорожные пути.

На втором этапе эвакуации начиная с декабря и середину 1942 года, было дополнительно эвакуировано свыше 150 предприятий. В основном это вывезенные из Грозного и Майкопа предприятия Нефтяной промышленности.

Судьба не эвакуированных предприятий

К сожалению многие заводы, фабрики и мастерские не удалось эвакуировать. Те предприятия, которые не удалось вывезти минировались и взрывались, в первую очередь старались вывести из строя оборудование, на которых немцы могли организовать ремонт военной техники. Но и этих мер было недостаточно при стремительном наступление немецкой армии, часть предприятий просто захватывались противником. Так были нередки случаи малодушия органов управления ответственных за эвакуацию или уничтожение предприятий. Спасая собственные жизни забывались приказы. В итоге большинство глав сорвавших планы эвакуации были отданы под суд. Большой головной болью стали авиа налёты нередки были случаи, когда противник входил в город, а от железнодорожной станции отходил последний эшелон с эвакуированным предприятием. Вражеская авиация совершала бомбардировки железнодорожных путей и эшелонов двигающихся в глубь страны. Подбитые составы на какое-то время перекрывали движение по железнодорожным путям.

Эвакуация оборудования заводов на Южный Урал

На новом месте

Часто предприятия вывозились в открытое поле и к работам приступали немедленно ведь фронт требовал продукцию этих предприятий. К концу 1941 года в новых местах было размещено 1910 крупных предприятий, в том числе 122 авиационных завода, 43 завода танковой промышленности, 71 — наркомата вооружений, 96 — наркомата боеприпасов, 199 — наркомата черной металлургии, 80 — наркомата минометной промышленности, 91 — наркомата химической промышленности, 65 — наркомата среднего машиностроения, 57 — наркомата тяжелого машиностроения. Основными территориями их новой дислокации стали Новосибирск, Омск. Кемерово, Чебоксары, Челябинск, Киров, Нижний Тагил, Красноярск, Казань и другие промышленные центры страны.

Станки стояли посреди поля, под навесами, а рабочие и их семьи жили кое как обустроенных: бараках, землянках и даже палатках. Органы местного самоуправления прилагали колоссальные силы для размещения и организации быта эвакуированного населения. Но с таким количеством людей, жилищный фонд просто не мог справиться оперативно. Население городов, посёлков и деревень вырастало в 2-3 раза за совсем небольшой и короткий срок. Вот и приходилось организовывать быт имеющимися силами. Где-то на скорую руку возводили землянки, обустраивали бараки, подселяли людей в уже сданный жилой фонд, некоторым семьям приходилось ютиться в маленьких комнатах.

Вторая волна эвакуации и спасение нефти Кавказа

На фоне не удавшегося советского наступления 1942 года, на Кавказе и в Сталинграде сложилась сложная обстановка. Немцы рвались к нефтяным месторождениям Кавказа и Волги. В связи чем было принято решение о переноса 150 предприятий и нефтяных хранилищ. В основном эта эвакуация затронула крупные предприятия таких областей как: Ростовской, Воронежской, Орловской, Сталинградской, Ворошиловградской области и Северного Кавказа. После эвакуации, эти предприятия сразу включались в работу и смогли оперативно наладить выпускаемую продукцию. Отдельную роль в этой операции можно отвести Николаю Константиновичу Байбакову он лично возглавил по поручению Сталина операцию по недопущению немцев к нефтяным месторождениям Кавказа.

Горящие нефтяные месторождения рядом с Майкопом.

Он организовал работу следующим образом: при приближении противника все ценное оборудование демонтировалось и вывозилось на восток страны, малодебитные скважины немедленно выводились из строя, а особо богатые — продолжали использоваться и уничтожались при самых крайних обстоятельствах. В результате ни одной тонны нефти враг на Северном Кавказе не получил, а ведь в гитлеровском рейхе уже было образовано акционерное общество «Немецкая нефть на Кавказе», и в Северокавказский регион был завезен большой запас труб для разработки «новыми хозяевами» нефтяных месторождений. Однако почти за полгода оккупации Кубани захватчикам не удалось восстановить ни одной скважины, а немецкие трубы после изгнания врага нам очень пригодились.

Сам Байбаков, например, вспоминал о том задании Сталина так:

«До сих пор помню такой момент. Шел июнь 42-го. Товарищ Сталин вызывает меня в Кремль. Глянул на меня и сказал: «Гитлер идет на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то будет считать войну проигранной. Нам необходимо сделать так, чтобы немцам не досталась и капля нефти. Я вас предупреждаю, если вы оставите хотя бы одну тонну нефти немцам, это будет катастрофа. Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет на Кавказ, и мы останемся без горючего, это тоже будет катастрофа».

Я решился спросить:

«А какая же у меня альтернатива?»

Он в ответ, так же тихо:

«Вы молодой человек… У вас есть?.. — Сталин показал указательным пальцем на висок, имея в виду ум: — Летите. Решайте этот вопрос с Буденным».

Мне тогда шел 31-й год. Я понимал: если фашисты захватят нефть, то для Советского Союза это станет катастрофой. Если бы это произошло, было бы и самому впору пулю в висок пустить».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика