Большой разговор с председателем регионального поискового движения, Евгением Георгиевичем Шумиловым

Все, кто хоть раз задумывался о теме Сурского и Казанского оборонительных рубежей, знают, как трудно было людям во времена строительства. Но так ли было всё на самом деле? Был ты у людей досуг, какие-то, пусть незначительные, но такие важные в то время радости жизни? Была ли надежда на лучшую жизнь и как был устроен быт работников?

В поисках ответов на эти вопросы, журналисты, как и просто люди, которым важна эта тема, обращаются к участникам событий, а так же к участникам различных поисковых отрядов, которые исследуют места рубежей, организовывают встречи. Одним из участников поисковых отрядов, а так же председателем регионального поискового движения, является Евгений Георгиевич Шумилов. Именно с ним мы организовали встречу, чтобы картина происходящего во времена строительства Сурского и Казанского оборонительного рубежа, стала более полной.

-Добрый день, Евгений Георгиевич!

-Доброго дня!

-Недавно Вы вернулись из Севастополя, расскажите, какие остались впечатления?

-Было непросто, но очень увлекательно. Были и тяжёлые дни, когда не хватало воды, но все вопросы решались быстро.

-Отлично! Сегодня мы с Вами собрались, чтобы ответить на важные вопросы, которые касаются Сурского и Казанского оборонительных рубежей, ведь Вы, как не странно, многое знаете о том времени, за столько лет информации накопилось множество, что-то проверялось, утверждалось.

-Всё верно. Сейчас, конечно, не все вопросы решены до конца, но представление о рубежах имеется. Давайте обсудим несколько насущных вопросов.

-Хорошо, тогда давайте приступим. Все мы знаем, как непросто проходили те тяжкие часы, дни , месяцы. Расскажите, сколько участников должно было принимать участие в строительстве рубежей, согласно документам? Как отреагировали люди на призыв к строительству?

-На строительство 12-го армейского управления оборонительных работ всего по республике должно участвовать 278 тысяч 500 человек рабочих. Цифра на самом деле шокирует, ведь трудоспособного населения на тот момент (а это от 16 до 60 лет) составляло всего 500 тысяч человек. Получается, что дома практически никто не оставался. Эта цифра не гарант того, сколько человек привлекалось на самом деле, документы существуют разные, которые подтверждают количество участников, но уже понятно, что многие дома на момент строительства пустели, так как целая семья могла быть распределена на строительство. До этого мирное население не привлекалось к строительству, но военные были участниками строительства участков рубежей не на территории Чувашии. Ко времени, когда запустили строительство на территории нашей республики, мы уже имели определённый опыт. Кроме того, с началом войны, наши предприятия наши колхозы, получали оборонительные заказы: кто, что и в каком количестве должен делать. Было производство самолётов, вооружения, ремонт вооружения, производство боеприпасов. Каждое предприятие имело заказы на государственном уровне, не выполнить их было просто нельзя: было все строго и жёстко. Но с началом строительства, заказов стало в два раза больше. С того времени начались трудности.

Как население относилось к началу строительства? Для этого стоит обратить внимание на то, как все начиналось. Конец октября – начало ноября 1941-го года, идёт сплошным потоком эвакуация людей на территорию нашей республики, и далее на восток. Конечно, приезжее население не ходило молча, слух о строительстве рубежей разошёлся буквально за день. Говорили и том, как было страшно, и том, что люди были вынуждены бежать, что на территорию нашей республики тоже может дойти такое. Далее, 4 ноября: город Чебоксары бомбят. На следующий день в газетах, на линии исполкомов было дано жёсткое указание: срочно обеспечить выполнение требований по затемнению всех территорий, контролю железной дороги, вопросам связи. При призыве было такое: мужчина, которого уже призвали на фронт приходил попрощаться с семьёй, детьми, ложился спать в обнимку с детьми, в утром на рассвете уходил на фронт.

-Да, действительно было непросто. Расскажите, каким был быт участников событий, какие были радости жизни, был ли у людей досуг, как обстояли дела с питанием?

-Кому-то возвращаться домой во время строительства было удобно, кому-то нет. Колхозы обязаны были обеспечивать питанием. Но и тут были трудности: в одни точках колхозы находились далеко, в одних близко. Продукты было трудно довозить из далёких мест. Колхозы сами были обеспечены по-разному: где-то было больше продуктов, где-то меньше. В одних было мясо, в других же только крупы. В Порецком  районе участница строительства рубежа вспоминает: до их колхоза было примерно 20 километров, каждую неделю привозили продукты, было даже мясо. Мяса ели столько, сколько вообще не ели в жизни. Утром оставляли несколько кусков мяса, а по возвращению с работ оно готовилось. Другая же участница рассказывает: кормили одной пшёнкой, и утром и вечером. Было такое, что в обед обменивали пшенку на картошку, которую запекали в золе. С тех пор (ей уже 98 лет) пшёнку она больше не воспринимает: ни себе, ни детям никогда её не готовила.  Вообще, многие, кто берёт интервью у участников событий, сразу начинают с негативных моментов: о том, как было трудно и непросто. Но ведь были и светлые, добрые моменты. Почему бы не спросить об этом? К примеру, одна из участниц событий, Марья Алексеевна, сразу после окончания техникума была распределена на строительство рубежей в Красночетаево. Если спросить её о том, что больше всего ей запомнилось, она ответит: «именно там я познакомилась со своим мужем». Каждый день они встречались, ходили на танцы, он был местным, из дома всегда брал кусочек хлеба, либо пирога. Именно эти искорки, добрые моменты, надо запоминать и акцентировать на этом внимание. Необходимо рассказывать о том, как они в труднейших условиях того времени, радовались жизни, как это им помогало держаться в строю. Также Марья Алексеевна рассказала, что было холодно, но люди болели не часто: ведь все были молодыми, выносливыми.

Перед тем как поехать, участница купила пальто и осенью одну часть пальто она подкладывала под тело, другой укутывалась. Жили тоже по-разному: кто-то на частных квартирах, а кто-то в шалаше. Жили и по 10-15 человек. По сути, было такое массовое строительство, общее дело, но таким фактам, к сожалению, тоже было место. Так же, когда люди только поехали на строительство осенью, они  не представляли объем работ, поэтому многие поехали в лаптях, а лапти быстро изнашиваются, ближе к зиме, многие перешли на валенки, но и тут было не так просто. Валенки хороши тем, что выдерживали любой мороз, но плохи тем, что их надо было сушить только на печке, но такой возможности практически не было, так как на печках спали люди, а в самой печке что-либо варили, либо пекли хлеб: хлеб не поставлялся, поэтому его пекли самостоятельно. Поэтому выходили работать в сырых валенках.

-Очень интересно! Слышала о том, что собираются ставить памятник, посвященный Сурскому и Казанскому оборонительным рубежам. Как с ним решается вопрос?

-Решался вопрос, где именно установить памятник. По этому поводу шла дискуссия. Но ведь народ ни деревню Шумерлю, ни деревню Аликово пытался защитить, а пытался защитить крупные промышленные центры: Казань, где выпускались самолёты, ведь если бы взяли Казань, мы бы остались без обеспечения воздушным транспортом. И то, что сейчас памятник будет установлен на территории Козловского района, на дороге М-7 , где в год проходит 52 миллиона единиц автотранспорта. Люди, просто проезжая, будут видеть этот памятник. Если бы сейчас он был установлен «в лесу», то его бы увидело гораздо меньше людей.

-Неплохое решение! Говорят, что некоторые вещи использовали как универсальные. Можете назвать пример подобных вещей?

-Да, это были дрова, а затем и угли. Вечером люди на санках везли дрова домой, так как дров не хватало, потом эти же дрова использовались  для того, чтобы разогреть землю, чтобы её было легче копать. У нас было хорошее положение: были хвойные леса. Было и такое, что оборудования просто не хватало: брали черенки и ими копали землю. Это вызывало мозоли, перчатки и варежки быстро изнашивались. По документам выдавалась спецодежда, но по факту её не хватало, а многие так и не увидели ее в глаза.

-Какие типы сооружений строились?

-Строились разные объекты: и противотанковые рвы и окопы, блиндажи. Блиндажи использовались как для размещения работников, а потом уже для подразделений, которые могли потом занять там оборону. Строились позиции для минометов, для артиллерийских войск. Строились траншеи для соединения разных окопов.

-Была ли норма по времени у рабочих?

-Участник  рассказывают, что нормы так таковой не было. Кто сколько мог вложить сил, столько и вкладывал. Работали все вместе, рядом друг с другом. Слабых поддерживали сильные.

-Действительно ли были такие холода, как пишут в источниках?

-Эта тема очень сложная. Иногда мы начинаем спекулировать, мне кажется, над этой темой. Все говорят о 45 градусах мороза, в прошлом году говорили о 40 градусах. Но пока что не был найден и один документ, где говорится о том, что были 40-ка градусные морозы. У людей не было под рукой термометра. Это, конечно, не значит, что людям не было холодно. Вся одежда была сырая, сушиться было негде (те же печки были заняты), если же тратить днём время на сушку одежды, то и работа будет стоять. Стоит учесть, что процент влажности понижает температуру и ощущение градусов. Поэтому человек 20-ти градусный мороз мог ощущать как 30-ти градусный.

-Теперь этот вопрос рассмотрен с другой стороны! И на конец, какие задачи сейчас стоят перед поисковым движением на ближайшее время? И как сейчас обстоят дела с участками рубежей, сохранились ли они?

-Как всё обычно проходит: приехали в какую-либо точку, посмотрели, поговорили с местными жителями, прошлись в радиусе нескольких километров и на этом всё. Огромные территории ещё не изучены, часть территорий после событий была несколько раз затоплена, соответственно, от неё почти ничего не осталось. Так же для изучения нужны огромные ресурсы. Наша главная задача: привлечь как можно больше людей к этой теме. Ведь эта тема никогда не будет забыта, важно, чтобы об этом знало и помнило не только старшее поколение, но и молодое: наши дети, внуки, правнуки.

-Всё верно! Тоже так считаю, что важно чтить память об этом событии. Благодарю Вас за то, что смогли выделить время и обсудить такие важные темы! До свидания!

-И Вам спасибо! Благодарю за вопросы! До свидания!

Корреспондент Кольцова Юлия.

Contact us

Fill in the form below or give us a call and we'll contact you. We endeavour to answer all enquiries within 24 hours on business days.




    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

    Яндекс.Метрика